Популярное
Следующая
6 лет назад 942

Кто в ответе за качество?

Кто в ответе за качество?

Беседовала: Елена Максимова

Гость: Всеволод Вишневецкий

 

Никто не будет спорить с тем, что от качества продуктов питания во многом зависит здоровье нации. И чем выше качество пищи, тем больше продолжительность жизни населения той или иной страны.

О том, как обстоят дела с качеством продуктов питания в России в целом и в Санкт-Петербурге в частности, нам рассказал председатель Санкт-Петербургской общественной организации потребителей «Общественный контроль» и главный редактор газеты «Петербургское качество» Всеволод Борисович Вишневецкий.

 

– Всеволод Борисович, насколько, с Вашей точки зрения, изменилось качество продуктов питания в 2010 году по сравнению с предыдущими годами?

– В прошедшем году наблюдалось ухудшение качества продуктов питания, и на это есть объективные причины. Во-первых, с 1 февраля 2010 года была отменена обязательная сертификация продуктов питания, а с 1 июля отменена их гигиеническая оценка государственными контролирующими органами.

До введения таких новшеств в законодательство потребитель мог прийти в магазин и попросить сертификат соответствия. Сейчас он может попросить только декларацию о соответствии, которая введена вместо обязательного сертификата.

III международная конференция «МИРОВАЯ СОЯ – КОРМА»

Вся ответственность за качество товара теперь лежит только на изготовителе. Орган по сертификации лишь заверяет эту декларацию. Затем вместе с товаром декларация отправляется в торговлю. Очевидно, что объективность этого документа полностью остается на совести изготовителя.

В орган по сертификации заявитель может принести протокол испытания, сделанный в любой аккредитованной лаборатории – не важно, государственная она или нет. И сертифицирующие структуры, получив плату за процедуру регистрации декларации, не имеют права отказать заявителю в регистрации, если он представил полный перечень документов.

 

– То есть большинство барьеров стали просто формальностью?

– Да, и это сразу отразилось на качестве продуктов питания.

Помимо двух перечисленных нововведений в законодательство, плохую службу сыграли техрегламенты на молоко, молочную и масложировую продукцию. Эти регламенты, по задумке, должны были стать заменой ГОСТам. И крупные игроки продовольственного рынка через Госдуму сразу начали лоббировать более широкие рамки по показателям качества, чем те, которые были установлены ГОСТами. Например, по регламенту требования к содержанию белка в твороге – не менее 12%. ГОСТ же требовал, чтобы данный показатель был не менее 16%. Показатели кислотности и влаги в твороге техрегламентом не нормируются вовсе.

Значительно смягчились требования и для производителей сливочного масла. Регламент устанавливает кислотность не более 40°, а ГОСТ требовал, чтобы этот показатель составлял не более 2,5°. Массовая доля влаги, по регламенту, может составлять от 14 до 46%, в то время как по ГОСТу был установлен диапазон от 14 до 18%. Требования к массовой доле жира в масле по регламенту – 50-85%, а по ГОСТу – 80-85%.

 

– Как такие послабления для производителей могут сказаться на нас, потребителях?

– Из продуктов питания населения вымывается ценный белок. Один из депутатов Госдумы, который курирует вопросы АПК, отметил в своем выступлении, что по подсчетам института питания, ежегодно россияне испытывают дефицит белка порядка 700 тонн, что приводит к преждевременной смерти примерно 1 млн человек.

Сегодня наша страна лидирует по количеству заболеваний сердечно-сосудистой системы, а также по числу аллергических заболеваний. Продолжительность жизни в нашей стране – самая низкая в Европе. По мнению ученых, питание в этом играет не самую последнюю роль: от того, что мы едим, зависит то, как и сколько мы живем. Если идет замена молочного жира на более дешевый растительный, мясного белка на соевый, организм не получает необходимых нутриентов, витаминов, полноценного белка.

Современное законодательство ориентировано на упрощение рецептур, что отрицательно сказывается на здоровье потребителя.

Наша последняя экспертиза творога показала, что из десяти образцов творога три были «пустышками» – в них полностью отсутствовал молочный жир. Изготовители заменили его на пальмовое и кокосовое масла. Произведенный из такого сырья творог как источник кальция становится бесполезным.

 

– А как вам кажется, с какой целью идет такое упрощение рецептур?

– Цель – насытить рынок дешевыми продуктами питания. 1 февраля, когда отменили сертификацию, Президент РФ Дмитрий Медведев подписал Доктрину продовольственной безопасности. Ни одного документа, который бы регламентировал работу производителей продуктов питания в области продовольственной безопасности, после этой Доктрины больше утверждено не было, хотя ее принятие уже само по себе предполагает издание подзаконных актов.

Задача Доктрины не проста – через несколько лет добиться того, чтобы страна полностью обеспечивала себя самыми необходимыми продуктами питания. Но сделать это без серьезных изменений в сельскохозяйственном секторе, без перераспределения финансовых потоков невозможно. Одним документом проблему продовольственной безопасности не решить.

Сельское хозяйство в течение многих лет разрушалось. Молодежь, которая является потенциальными кадрами АПК, мигрирует из села в большие города. И это неудивительно, ведь в сельской местности совсем не развита инфраструктура – все усилия брошены на развитие мегаполисов.

В результате мы сегодня сидим на импортной игле по очень многим направлениям: семена, корма, племенная птица, племенные коровы и т. д. И все регламенты и послабления нужны для того, чтобы хоть как-то удержать на плаву отечественного производителя. Главное – накормить страну. Любыми путями.

 

– Но ведь только производя качественную продукцию, можно будет конкурировать с другими странами.

– Наши государственные чиновники по-своему расставляют приоритеты. На подготовку олимпиады в Сочи из федерального бюджета уже выделено около 300 млрд руб. Конечно, спортивные соревнования такого уровня серьезно повысят престиж нации. Но Лукашенко, например, на развитие сельского хозяйства выделяет 13% всех бюджетных средств. У нас на финансирование АПК тратится менее 1% бюджета.

Если мы войдем в ВТО – всему нашему сельскому хозяйству придет конец. Зарубежные сельхозпредприятия имеют дотации, различные виды финансирования, а у нас ничего этого нет. В России меры по поддержке сельского хозяйства предполагают субсидирование 2/3 банковской ставки по кредитам. Этого крайне недостаточно. Более того, кредиты отечественных банков значительно дороже, чем в Европе.

 

– И власти решили, что если помогать производителю они не могут, то хотя бы мешать не будут?

– Причины ухудшения качества как раз во многом связаны с сознательным уходом государства от системы госнадзора и регулирования рынка. С 2005 года в нашей стране действует Федеральный закон №294 «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля». Согласно этому документу, плановые проверки изготовителей могут происходить не чаще, чем раз в три года, причем все они должны согласовываться с прокуратурой, а график их должен быть вывешен на сайте прокуратуры не позднее чем за год до их проведения. Более того, проверяющий орган обязан предупредить предпринимателя о проверке за три дня до ее проведения. Очевидно, что картина на проверяемом объекте будет необъективная.

Если раньше Роспотребнадзор мог самостоятельно приостанавливать производство или торговую точку на срок до 90 суток, то теперь он может это делать только по решению суда. Если раньше сотрудники госконтроля могли наложить на изготовителя штраф своим постановлением, то теперь штрафы также может налагать только суд.

Обратим внимание на штрафные санкции. Максимальный штраф на гендиректора, который, например, выпустил творог без молока, составляет 5 тыс. руб. Предприятие за такое нарушение штрафуют на 50 тыс. Но суды, как правило, штрафуют не предприятия, а директоров – такие им даны установки.

В Белоруссии за однократное нарушение стандартов пищевое предприятие лишается права в дальнейшем выпускать эту продукцию. У российских же предпринимателей нет стимула работать по закону – им проще заплатить 5 тыс. руб. штрафа и дальше продолжать обманывать покупателей.

 

– Неужели никто в Госдуме не предпринимает попыток ужесточить контроль над производителем?

– Когда с 1 февраля отменили обязательную сертификацию, вице-премьер Виктор Зубков заявил о необходимости внести в КоАП поправки, ужесточающие ответственность изготовителей и продавцов за реализацию некачественной продукции. Этого не сделано до сих пор. В Госдуме очень мощное лобби продовольственных монополий, которые этому противостоят.

Сейчас в Думе пытаются провести поправки в КоАП, устанавливающие большие штрафы за нарушения положений закона «О торговле», в частности за навязывание условий поставщикам. Там предлагается ввести действительно серьезные штрафы – до 1 млн руб. Документ до сих пор еще не принят, хотя законопроект внесен Правительством РФ. В Думе находится лобби мощных пищевых корпораций, которые моментально зарубают эти поправки.

Роспотребнадзор обрезали по всем статьям. Они не могут проводить проверки без санкции прокуратуры. Если инспектора госконтроля нарушат какую-либо процедуру, их самих могут привлечь к ответственности. Соответственно, все наши хозяйственные субъекты прекрасно себя чувствуют.

 

– Какие тогда остаются механизмы борьбы за качество?

– Нужно менять законодательную базу. Главный закон, который регулирует механизмы контроля качества – ФЗ №29 от 2 января 2000 года «О качестве и безопасности пищевых продуктов». Это базовый закон – один из первых документов, которые подписал Владимир Путин, став президентом. В нем сказано, что в обороте могут находиться только продукты, состав которых соответствует нормативным требованиям, и не могут находиться продукты, состав которых нормативным требованиям не соответствует. К последним относятся товары, не имеющие сертификатов качества, сроков годности и маркировки, содержащей сведения о товаре.

У многих станций Петербургского метро сегодня стоят автолавки одной крупной сети, торгующей хлебом. Компания продает продукцию в бумажных пакетах без какой-либо информации о товаре. Причем информация не предоставляется даже по запросу. А ведь эта компания реализует свои изделия почти у всех станций метро.

При этом в законе есть статья, согласно которой продукция, не соответствующая требованиям и не имеющая маркировки, признается некачественной, ее необходимо утилизировать. Но я не слышал, чтобы у нас что-то утилизировали. Закон не работает, и компании продолжают реализовывать товар, который не отвечает требованиям законодательства.

Грубые нарушения позволяют себе и другие производители продуктов питания. Колбасных изделий, например. Год назад «Общественный контроль» проводил независимую экспертизу колбасных изделий, которая выявила массу нарушений. Во многих образцах колбасы и сосисок было занижено содержание белка, в продуктах была обнаружена соя, которая не может находиться в изделиях по ГОСТ Р 52196-2003, крахмал, загустители, о наличии которых в изделии тоже не было сказано на этикетке. Мы подали в суд на одного из крупнейших производителей колбасных изделий Санкт-Петербурга, направив в качестве доказательств результаты экспертизы. Недавно пришел ответ, что компания оштрафована на 22 тыс. руб. Причем получили ответ мы спустя год: в декабре 2009 года направили запрос, и только в декабре 2010 года нам ответили.

Тем не менее после этой нашей экспертизы многие производители улучшили качество колбасных изделий. Процент забраковок в 2010 году стал чуть ниже, чем в 2009-м.

Необходимо обязать Роспотребнадзор и другие надзорные органы вывешивать на своих сайтах всю полную информацию о проводимых надзорных мероприятиях. Раньше они это делали, но после вступления в силу 294-го закона перестали. Получается, что они лишают нас информации, а отсутствие информации – это один из признаков коррупции.

 

– Можно ли сказать, что «Общественный контроль» сегодня выполняет функции, от которых отказалось государство?

– Если государство сознательно ограничивает себя в сфере регулирования бизнеса, то необходимо создавать гражданские институты, которые должны взять на себя работу по защите прав населения от некачественной продукции. И тут, на мой взгляд, пальма первенства принадлежит общественным объединениям потребителей. Но у нас очень мало прав и возможностей. Те, что есть – во многом декларативные.

Самый главный для нас закон – это закон «О защите прав потребителей». И он как раз регламентирует действия общественных объединений потребителей. Так, в п. 2 ст. 45 «О защите прав потребителей» написано, что общественные объединения потребителей имеют право проводить независимые экспертизы и распространять их результаты через СМИ. Но в этом законе не расшифрованы механизмы проведения таких экспертиз. И многие наши иски рассыпаются под давлением юристов со стороны производителей продуктов питания, которые нам говорят: да, экспертизы проводить вы имеете право, но в законе не написано, что вы можете закупать продукты питания для своих экспертиз.

Также не урегулированной процедурой остается закупка образцов. Мы как обычные потребители идем в магазин и покупаем то, что видим на прилавке. Но нам говорят, что мы должны совершать закупки по ГОСТу, регламентирующему порядок отбора проб, как это делают государственные органы. Но при этом мы не являемся государственным органом. Иногда говорят о том, что на экспертизу мы предоставляем не тот образец, который закупили, намекая на необъективность выводов испытательных лабораторий.

 

– И все же «Общественный контроль» может повлиять на выбор потребителя, а значит, работа, которую вы проделываете, приносит плоды?

– Мы бы хотели, чтобы в России к общественным объединениям потребителей относились более уважительно. На Западе от оценки качества той или иной продукции обществами потребителей зависит очень многое.

Пока в России не будут созданы гражданские институты, у нас ничего не изменится.

 

– Как обстоят дела с качеством хлеба в Санкт-Петербурге и Ленобласти?

– В Петербурге сложилось устойчивое хлебопечение за счет крупных хлебозаводов, которые выпускают 90% всего объема хлеба. Этим северная столица отличается от Москвы, где весь хлеб в основном выпускают хлебопекарни и хлебозаводов очень мало. По сути сегодня рынок монополизирован и поделен между двумя хлебными предприятиями – «Каравай» и «Хлебный дом». Они скупили несколько площадок, у них есть хорошие лаборатории для контроля качества.

Кроме того, Петербургские заводы за последние 10 лет провели серьезное переоснащение производства, и качество хлеба у них хорошее – мы ни разу не выявляли нарушений.

Продукция выпускается промышленным способом по отработанным рецептурам.

Другое дело – насколько соответствует рецептура той, которая была раньше. Большие объемы и партии требуют ускоренных технологий. В нашем городе осталось только одно предприятие – «Дарница», которое выпекает хлеб по традиционной технологии. Дело в том, что завод использует при замесе теста машину Марсакова, которая не предусматривает применение ускорителей.

 

– Что можно сказать про кондитерские изделия?

– Кондитерские изделия, особенно кремовые, конечно, содержат консерванты: срок годности у них небольшой, и чтобы продлить его, добавляют консерванты.

Для некоторых видов кондитерских изделий очень важны условия хранения в торговой точке. Например, кремовая продукция должна храниться при температуре 3-4°.

В целом в ходе проверок фальсификации кондитерских изделий мы не наблюдали – производители четко маркируют свою продукцию.

Поделиться

CPM Europe
gearef.ru
logosltd.ru
kemin
Space
morris-associates.com
Facebook
Вконтакте
АльянсУпак
marel
Каталог компаний
Партнеры
Журнал
«Мясная Сфера»
Журнал
«Молочная Сфера»
Журнал «Хлебопечение/
Кондитерская Сфера»
Журнал
«Птицепром»
Журнал
«Рыбная Сфера»