Популярное
Следующая
6 лет назад 1232

Бизнес и предпринимательство – не одно и то же

Бизнес и предпринимательство – не одно и то же

 

Беседовала: Елена Максимова

Гость: Александр Зорин. Президент Ассоциации «Хлебопеки Санкт-Петербурга», доктор экономических наук, профессор.

 

 

Бизнес и предпринимательство – не одно и то же

Осенью принято подводить итоги – пусть промежуточные, но все же. И часто подведение итогов ведет к тому, что вопросов появляется больше, чем ответов. Так получилось и у меня, когда я попыталась представить себе сегодняшнее состояние российской хлебопекарной промышленности: сразу стали возникать вопросы, причем абсолютно разные. Все свои вопросы я решила задать президенту Ассоциации «Хлебопеки Санкт-Петербурга» Александру Зорину.

 

– Александр Сергеевич, расскажите, как повлияла засуха прошедшего лета на зерновой запас Северо-Запада?

– Судя по тому, что говорят производители муки, более-менее приемлемый урожай собран только на юге. Год можно считать неурожайным – не катастрофически, конечно, но неурожайным. Однако учитывая, что предыдущие два года были урожайные, Федеральный зерновой фонд, или, как его называют, интервенционный фонд, сегодня наполнен и с учетом добавки этого интервенционного фонда и запрета экспорта зерна хлебопекам на год должно хватить. Но если взять во внимание тот факт, что у нас государство малоэффективно управляет экономикой, мы предполагаем, что зерновой фонд будет доведен до регионов, особенно не зернопроизводящих, таких как Санкт-Петербург, с опозданием – в лучшем случае к весне. Поэтому сегодня уже существует дефицит по закупкам зерна по приемлемым ценам: закупочные цены на зерно для Петербурга выросли больше, чем на 70%. На недефицитном рынке такого происходить не может. Рынок, конечно, можно сбалансировать, но соответствующие меры, кроме запрета экспорта, на федеральном уровне не приняты. Поэтому рост цен состоялся и на зерно, и на муку. Оптово-отпускные цены для производителей на все виды и сорта муки выросли более чем на 40% на 1 октября 2010 года по отношению к 31 июля 2010 года.

Вторая Международная конференция «МАСЛОЖИРОВАЯ ИНДУСТРИЯ»

На социальные сорта хлеба оптово-отпускные цены до сих пор не повысились, так как ГУП «Продовольственный фонд» до 1 октября 2010 года поставлял муку ржаную обдирную и пшеничную I сорт с ростом к июлю 2010 года порядка 20%, используя льготное бюджетное кредитование. Неповышение цен распространялось на два социальных сорта – хлеб ржаной и батон нарезной I сорта, за счет относительного удешевления себестоимости, причем не только по социальным сортам, но и по смешанным, ржано-пшеничным. На них в конце сентября – начале октября проходит повышение оптово-отпускных цен в пределах 10%. О повышении цен уже объявлено по городу, и наступил срок принятия цен торговыми сетям.

Если мука далее не будет расти в цене, тогда еще одно повышение цен в пределах 5% возможно до нового года. Это связано с увеличением единого социального налога с 1 января 2011 года с 26 до 34%, ежегодным ростом тарифов естественных монополий и потерями хлебозаводов в связи с задержкой по принятию повышения оптово-отпускных цен торговыми сетями практически на 2 месяца.

Мы предполагаем, что в этом ценовом диапазоне удастся продержаться до нового урожая. Дальше все будет зависеть от урожая следующего года.

С середины 2008 года была динамика падения цен на муку, и это перекрывало повышение стоимости остальных издержек. Поэтому с апреля 2008 года по июль 2010 года хлебопеки не повышали цены на свою продукцию. Сейчас это повышение состоялось.

 

– Есть ли надежда, что цены на муку в ближайшее время хоть сколько-нибудь упадут?

– Сейчас цена вышла на нормальный уровень с учетом сбалансированности рынка, поставок, в том числе из резервных фондов. Ожидать снижения цен на муку нам не приходится. Но и того роста, который произошел в рознице, быть не может. Поэтому розничное снижение цен на муку должно произойти. Зерно занимает порядка 80% себестоимости муки, поэтому повышение цен на муку в розницу возможно в полтора раза, а не более чем в два с лишним. Причем в полтора раза не от нынешнего уровня, а от уровня начала августа 2010 года.

 

– То есть у сетей не было оснований устанавливать такие высокие цены на муку?

– Завышать цены, когда такого повышения производители не делают, – неправильно. Дело в том, что 9 августа Петербургским мельничным комбинатом было объявлено о повышении оптово-отпускных цен на муку, фасованную для розницы, на 32%. Согласно договорам мукомольных комбинатов и хлебозаводов с сетями, оптово-отпускные цены могут приниматься последними в течение 45 суток. То есть хотя о повышении объявлено в начале августа, реально сети начинают получать продукцию по новым ценам только в конце сентября. Ритейлеры обычно тянут с принятием цен до последнего, при этом заблаговременно повышая цены на полке.

Хлебопекам при этом мука поставляется по новым ценам с 1 августа, а цены на хлеб повышаются практически в начале октября. Получается все наоборот: оптовому предприятию мы компенсируем рост издержек с большим опозданием, а розница, повышая цены на полке, получает продукт по прежней стоимости.

 

– Но сейчас Федеральная антимонопольная служба контролирует не торговлю, а производителей. Уже заведены дела на несколько хлебозаводов, которые обвиняются в ценовом сговоре. Как вам кажется, насколько обоснованы такие действия ФАС?

– В законе «О защите конкуренции» есть ст. 8, о согласованных действиях хозяйствующих субъектов, в которой говорится, что одновременное, даже согласованное, повышение цен на продукцию, вследствие роста цен на сырье, не является сговором хозяйствующих субъектов. Федеральное правительство пытается трактовать это как согласованные действия, преследуемые антимонопольным законодательством. Однако, по закону, у ФАС нет причин применять санкции по отношению к хлебопекарным предприятиям. Более того, Ассоциация «Хлебопеки Санкт-Петербурга» в письме руководителю Управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области О. В. Коломийченко уведомила о планируемом повышении цен на хлебобулочные изделия в связи с повышением цен на муку.

 

– Кто-то от этого выиграл?

– Занижение цен никогда экономику ни к чему хорошему не приводило: все должно стоить столько, сколько оно стоит. И здесь наша позиция совершенно четкая. С одной стороны, конечно, нам всегда больно повышать цены, когда растут издержки. С другой стороны, сдерживание цен – тоже не выход, ведь государство не может их реально сдерживать. Сегодняшнее занижение цен ничем хорошим не обернется – ни с точки зрения конкуренции, ни с точки зрения перелива капитала. Нельзя сдерживать цены искусственно за счет производителей, которые потом не доплатят зарплату хлебопекам и вовремя не заменят оборудование. Все это в конечном итоге скажется на качестве продукции. Правильнее будет со стороны государства изыскивать резервы индексации доходов малообеспеченных слоев населения.

 

– По поводу закрытия экспорта зерна существуют разные точки зрения. Одни считают это вынужденной мерой, другие боятся, что эмбарго может отрицательно повлиять на позиции России как поставщика зерна на мировой рынок. Что вы думаете по этому поводу?

– На продукцию хлебозаводов не падает спрос при росте цен и не повышается, как бывает, например, с овощами, когда появляется сезонный фактор. Поэтому если серьезно повысятся цены на муку – приблизятся к мировым ценам – большой катастрофы не будет. Даже если, условно говоря, пшеницу к нам будут привозить из Европы, по логистике это иногда может быть дешевле, чем везти, допустим, из Сибири. Здесь, конечно, есть вопросы пошлин, но на товары первой необходимости пошлины минимальные. Хлебопекам в ситуации выравнивания цен будет даже спокойнее, особенно непроизводящим регионам, так как рынки станут более открытыми. Хлебобулочные изделия не должны быть низшим продуктом – стоимость хлеба не может быть ниже цены картофеля. Ведь хлеб – продукт сложного производства: сначала изготавливается мука, потом происходит выпечка, затем – развозка в розничную сеть. Получается большая капиталоемкость.

Что касается потери Россией рынков сбыта, я думаю, что рынки потерять сложно. Российские цены на зерно достаточно конкурентоспособные, поэтому, на мой взгляд, год закрытия экспорта не может стать причиной потери рынка.

У нас нет внутреннего рынка зерна. Если бы он был и при этом был бы открытым еще и для внешних рынков, тогда, наверное, у нас не было бы таких проблем и с запретом экспорта. Была бы сбалансированность и рынка и цены. В нашей стране уже в 2003-2004 годах был период, когда цены на зерно подтягивались к мировым и можно было делать закупки за границей. Периодически у России возникали и кризисы с неурожаем, но мы не делаем никаких выводов, не решаем основную проблему.

 

– Какую?

– Государство регулирует там, где не действует свободный рынок. Рынок совершенной конкуренции для хлебопеков нереален, так как существует олигополия – и в мукомольной, и в хлебопекарной отраслях. Но свободная конкуренция – это когда в различных регионах производители не могут завышать цену. Существуют зерновые биржи, фьючерсные контракты, когда с учетом видов на урожай мы заранее обговариваем цены. Когда это все работает, тогда не возникает проблем с тем, что в одних регионах урожай хороший, а в других – плохой: рынок свободен от барьеров.

Сегодня же рынок закрыт и практически монополизирован, на него есть доступ лишь ограниченному числу субъектов. Государство административными методами пытается вмешаться в экономику, идет несоответствие: на хлебопекарном рынке конкуренция, а на рынке зерновом конкуренция ограничена. Это несоответствие секторов порождает то, что российская экономика далека от рыночной.

 

– Сильно ли хлебопеки пострадали от повышения цен на муку?

– Если говорить о предприятиях малого и среднего бизнеса, то им сложно выживать на рынке не из-за повысившихся цен на муку, а из-за административных барьеров. Например, подключение к электроэнергии, завышенная арендная плата, причем производители не могут выкупить в собственность свои помещения. Тарифы на газ и воду тоже завышены. Все это очень сильно ударяет по бюджетам малых предприятий. Малые и средние предприятия торговли также не развиваются из-за завышенных тарифов.

Кроме того, когда дело касается услуг подключения, появляются посредники, и тогда все особенно дорожает. Чтобы не было посредников, необходимо работать напрямую, по четким тарифам.

Нельзя взимать с производителей запредельную плату, иначе никакое предпринимательство развиваться не будет. Если же брать плату только с крупных предприятий, освободив от нее малые и средние производства – на первых будет двойной тариф за подключение. Необходимо сделать нормальный тариф. Схема должна быть для всех одна: себестоимость плюс плановая прибыль.

Еще одна проблема – государственный контроль-надзор, который, по идее, должен поддерживать производителей качественной продукции, а не задавать им дополнительные трудности. По законодательству он должен быть бесплатным во всех своих проявлениях, однако эта статья закона не работает, для производителей постоянно органы контроля-надзора постоянно придумывают платные услуги.

Валовая рентабельность хлебопекарной промышленности должна быть порядка 15%, а после уплаты налогов – 10%, чтобы предприятия могли проводить модернизацию, зарабатывать прибыль. Это один из главных принципов предпринимательства.

 

– То есть необходимо довести до совершенства законодательную базу?

– В мире нет совершенного законодательства. Мы говорим о ценовой дискриминации, а у нас в законе даже нет такого понятия. При этом все четко знают, что ценовая дискриминация – это поставка одних и тех же товаров при одинаковых издержках по разным ценам. Например, малая торговля получает продукцию хлебопекарных предприятий по более высоким ценам, чем сети. Конечно, там есть разница в логистике, в сети завозится больше продукции, соответственно, и доставка получается дешевле, но это не та разница, с которой поставляется эта продукция. Это пример ценовой дискриминации.

Чтобы с ней бороться, был принят закон о государственном регулировании торговой деятельности. Но пока мы очень далеки от того, чтобы регулировать эти процессы. Большинство российских хлебозаводов относятся к субъектам малого предпринимательства. Сейчас расширено понятие субъектов малого предпринимательства: по численности, объемам, стоимости основных фондов. Введено понятие микропредприятий. Но реального способствования развитию, чтобы не появлялись посредники, а производитель имел напрямую доступ ко всем ресурсам – сегодня нет.

 

– Тем не менее государство сейчас обещает оказывать поддержку по кредитам всем предприятиям пищевой отрасли. Оказывается ли эта поддержка на деле?

– Есть понятие «субсидирование процентных ставок по кредитам», и оно, в принципе, работает, но работает только по закупке сельхозсырья. Например, если вы покупаете у мелькомбината муку, то государство может субсидировать процентные ставки. В принципе, наверное, можно получить субсидирование и по кредитам на модернизацию собственного производства субсидировать – предприниматель должен будет вернуть банку только тело кредита, а проценты возместит государство. Такие кредиты, особенно по закупкам сырья, и для малых и для микропредприятий доступны, но чтобы их получить, необходимо составить определенный пакет документов. Тем не менее производители должны этим пользоваться.

Другой вопрос – процентные ставки. Надо смотреть, какова ставка финансирования и какова ставка реального кредитования. Если ставка финансирования ниже, чем реальная процентная ставка, значит часть процентной ставки будет платить производитель. Соответственно, это делает кредит дороже. Политика государства с точки зрения Центробанка экономически продумана и отражает реалии.

 

– Долгое время в России самым лучшим хлебом считался теплый, только что выпеченный хлеб. Насколько важен, на ваш взгляд, этот критерий для современного покупателя?

– Качественный хлеб – это не просто хлеб «с пылу с жару» и с привлекательным внешним видом. Например, сейчас очень много продукции, которая выпекается в торговых точках, но качество этих изделий сильно уступает качеству продукции хлебозаводов. По крайней мере мучные изделия, выпеченные в сетях, которые я покупал, не были высокого качества. Хотя внешний вид их располагает к покупке. Как достичь привлекательного внешнего вида, хорошо знают технологи. Поэтому не всегда то, что красиво по форме, будет приятно на вкус.

Наверное, притом что сейчас у предприятий избыточные мощности, они не могут, как раньше, доставлять в магазины горячую продукцию. Логистика затруднена и из-за пробок, которые стали больше, чем 10-15 лет назад.

Однако и сегодня критерий свежести для мучной продукции является достаточно важным. Безусловно, сейчас срок реализации, особенно упакованной продукции, стал больше, но все же продавать, особенно массовую продукцию, желательно в первые сутки с момента поставки. Несвежая продукция никому не нужна. Поэтому производителю необходимо правильно рассчитать, сколько продукции надо произвести, чтобы все продать. И если предприниматель сможет это делать при большом ассортименте – это настоящее искусство, причем не только логистики, но также качества товара, его продвижения, отслеживания спроса.

 

– Почему мини-пекарни, производящие массовые сорта хлеба, провалились?

– Приведу пример. В середине 90-х годов, в самый расцвет в городе демократии, когда в Санкт-Петербурге и Ленобласти было множество частных пекарен, многие из которых выпекали некачественный хлеб, я столкнулся с тем, что мне попытались выдать хлеб частной пекарни за продукцию Муринского хлебозавода – был в то время такой хлебозавод. Я сразу определил, меня хотят обмануть. У продавщицы в хлебном отделе стоял лоток с хлебом Муринского хлебозавода, а рядом – лоток с хлебом пекарни. Ценник же для обоих лотков был один – на хлеб Муринского хлебозавода. Но у хлеба, изготовленного пекарней, была другая пористость, влажность, даже внешний вид другой. И вкусовые качества, соответственно, уступали заводскому хлебу. Поэтому хлеб пекарни не пользовался спросом. Сначала его пытались продавать по более низкой цене, чем продукт Муринского хлебозавода, но качество изделий было таким низким, что даже это не сработало: покупателю хочется вкусный хлеб, а не дешевый. Предполагать, что люди станут платить за некачественный хлеб, который будет стоить меньше, чем качественный, – утопия. И тогда магазин пошел на такой ход, который является откровенным пиратством.

Хороший массовый хлеб – такой как «Дарницикий» или «Ржаной» – не сделать в условиях малого производства. Это массовая технология. Кроме того, при высокой оборачиваемости он получается недорогим. Здесь от массовости качество повышается. На оборудовании мини-пекарен хороший хлеб сделать невозможно: необходим определенный температурный режим, расстойка – много различных факторов, которые сложно продублировать в условиях малого производства.

 

– Сегодня на рынке нередко можно встретить товары-близнецы, когда недавно появившиеся производители копируют известный логотип и продвигают под ним продукцию более низкого качества по более низкой цене. Безусловно, изделия отличаются и сами логотипы имеют некоторые отличия, поэтому откровенным пиратством это не назовешь, но все же потребители нередко попадаются на эту удочку и делают выбор в пользу более дешевого товара. Можно ли с этим как-то бороться?

– Это опять же бизнес-культура. Копирование бренда, создание похожего названия – это недобросовестная конкуренция, которая противоречит принципам предпринимательства. Надо отвечать за свой продукт.

Однако, к сожалению, если нет зарегистрированного бренда – предприятие вправе дублировать конкурента. И напрямую это запретить нельзя, ведь это не демпинг: используется сырье более низкого качества, производителю рентабельно продавать более дешевый вариант. Такой вариант, в принципе, возможен, но не желателен. Другой вопрос – что предприятие, которое просто дублирует коллег по цеху, никогда не выиграет в конкуренции. Мы должны развиваться.

Лжепредпринимательством являются и торговые марки сетей: ритейлеры сегодня пытаются интересную продукцию хлебозаводов продавать под собственной торговой маркой. В другом магазине эти же изделия идут с той же рецептурой и технологией, но под маркой производителя. Это попытка сетей снизить цену.

Privatelabel– известная форма торговли, и она имеет право на существование, но только в том случае, если рецептура и технологии изготовления товара разработаны торговой сетью, а производителю заказано его изготовление на выгодных для обеих сторон условиях. Если же все разработано производителем, а магазин просто продает продукцию под своим лейблом, даже без специального контроля качества – это неправильно.

 

– Так почему производители идут на такие условия сетей?

– Здесь сети начинают пользоваться своим положением. Когда существует конкуренция, успех производителя во многом зависит от места на полке. Нужно продавать определенный объем, загружать мощности, поэтому необходимо где-то идти на компромиссы. Сети же ставят ультиматум: если мы эту ассортиментную позицию возьмем не у вас, то возьмем ее у конкурента. Мы пытаемся отслеживать эти процессы, делать так, чтобы производители не шли на такие условия. Но шантаж производителей друг другом – самый тяжелый, а главное – его не доказать юридически: никто не знает, как именно сети ставят вопрос.

 

– А есть ли шансы завоевать прочные позиции на рынке, не связываясь с ритейлом?

– В фирменных магазинах, безусловно, розничная цена на продукцию, будет выше, чем у сетей, так как они не берут различных бонусов. Но при этом они почти у всех производителей берут тот ассортимент, который составляет лицо этого производителя, и в таких магазинах вся продукция неплохо реализуется.

 

– Существуют ли какие-либо пути повышения рентабельности хлебопекарного бизнеса?

– Я различаю понятия «бизнес-культура» и «предпринимательская культура». По отношению к нашей отрасли правильнее употреблять словосочетание «хлебопекарное предпринимательство».

Если говорить о бизнесе, цель которого – получение прибыли любой ценой, то существует множество путей. Можно создать монополизм по поставкам зерна за границу, заработать на разнице наших цен с европейскими, обмануть покупателя, сделав дешевый хлеб из некачественной муки. Это бизнес: удешевляем и получаем прибыль.

Для предпринимательства, которым мы занимаемся, все это неприемлемо. У нас путь один: стараться найти поставщика качественного сырья, с помощью креативного мышления придумать продукт, которого еще нет на полке, но который будет пользоваться спросом, произвести этот продукт на качественном оборудовании, в хороших санитарных условиях. Очень важно, чтобы этот продукт продавался через торговое предприятие, где грамотные и опрятные продавцы могут предоставить покупателю подробную информацию по каждой ассортиментной позиции поставщика. Это нормальные партнерские отношения производства и торговли – предпринимательские отношения.

Предпринимательство дает возможность заработать прибыль, чтобы вовремя проводить реконструкцию, выплачивать достойную зарплату рабочим и продавцам. В таких условиях можно жить достойно, получая удовлетворение оттого, что продукт пользуется спросом на рынке.

Поделиться

aandd.ru
polyclip.com
logosltd.ru
Мессе Дюссельдорф
Facebook
Вконтакте
guan-yu.net
АльянсУпак
kgwetter.de
andritz.com
Вторая Международная конференция «Масложировая Индустрия»
ВНИИ мясной промышленности
marel
Каталог компаний
Партнеры
СФЕРА: Мясная промышленность
СФЕРА: Молочная промышленность
СФЕРА: Кондитерская и хлебопекарная промышленность
СФЕРА: Птицепром
СФЕРА: Рыба