Популярное
Следующая
2 недели назад 576

Немного о баренцевоморских крабах

Немного о баренцевоморских крабах

К сожалению, в мировой практике промышленного рыболовства все более частыми и обычными становятся случаи истощения морских промысловых ресурсов по причине чрезмерного пресса промысла, браконьерства, загрязнения морей. Такие ресурсы не успевают воспроизводить свою убыль, уступая место в экосистемах другим, менее интересным человеку объектам.

На фоне столь не радужного состояния мирового рыболовства уникальным случаем выглядит становление в начале ХХ века нового вида промысла в российских водах Баренцева моря – ловушечного промысла камчатского краба и краба-стригуна опилио. Особый интерес этой ситуации придают скорость событий, разворачивающихся практически на протяжении жизни одного человеческого поколения, высокая ценность ресурсов, а также большой масштаб нового промысла. Особую остроту этому придает то обстоятельство, что новые и успешные промыслы организованы в водах, где традиционная добыча таких рыб, как треска, пикша, морская камбала, существует уже несколько веков.

История формирования ресурсов крупных баренцевоморских ракообразных относится к 1960 году, когда сотрудник Главрыбвода Ю.И. Орлов представил ихтиологической комиссии подготовленное им биологическое обоснование на вселение камчатского краба в Баренцево море. Сама идея такого вселения зародилась еще раньше – в годы строительства молодого Советского государства, оправлявшегося после Гражданской войны и разрухи. Страна остро нуждалась в валюте, на которую приобретались станки, транспорт и новые технологии. Одним из источников такой валюты был дальневосточный камчатский краб, улов которого большей частью экспортировался в США. К сожалению, в те годы проявились последствия хищнического промысла краба в камчатских водах – крупных особей стало меньше, вылов упал. Для того чтобы частично компенсировать такую убыль и получить для страны еще один источник иностранной валюты, в головах советских гидробиологов родилась идея переселения краба в схожие по условиям моря – например в Баренцево.

Практически такое переселение начало осуществляться уже в 1960 году, когда Ю.И. Орловым были доставлены и выпущены в Баренцево море вблизи пос. Дальние Зеленцы первые девять самок краба с икрой. В последующее десятилетие в Мотовский залив, в губу Большая Волоковая и другие участки прибрежной зоны Баренцева моря было выпущено полтора миллиона личинок камчатского краба и около 15 тыс. разновозрастных крабов. Уже в 1974 году от рыбаков было получено первое сообщение о поимке в Варангер-фиорде Баренцева моря взрослого камчатского краба.

В 1992 году ученый совет ПИНРО (г. Мурманск) сообщил, что к этому времени баренцевоморский камчатский краб успешно прошел первые стадии своей акклиматизации и создал растущую и самовоспроизводящуюся популяцию. На этом основании с 1994 года началась экспериментальная добыча камчатского краба, а с 2004-го – полноценный промысел этого объекта.

В отличие от камчатского краба, встреча на Гусиной банке Баренцева моря в 1996 году первого краба-стригуна опилио была весьма неожиданной. Этот промысловый краб, обычный обитатель северо-западной Атлантики и северной Пацифики, в отличие от камчатского краба, является стихийным, незапланированным вселенцем в Баренцево море. Ученые высказывают два основных предположения о путях его проникновения в эти воды. Первое заключается в естественном процессе многодесятилетней миграции (в том числе переносе личинок краба течениями) из Берингова и Чукотского морей, где краб-стригун весьма обычен. Второе – о непреднамеренном привнесении личинок краба в юго-восточную часть Баренцева моря вместе с балластными водами транспортных судов, возможно – танкеров.

Автор является сторонником первого предположения, в пользу которого, при всей необычности такого гипотетического перемещения краба на тысячи миль, говорят факты поимки краба-стригуна опилио в Восточно-Сибирском море и его современное благополучное существование в Карском море. Наши норвежские коллеги, проведя генетические исследования крабов этого вида из различных частей Мирового океана, пришли к выводу, что баренцевоморский краб-стригун опилио генетически ближе к тихоокеанским особям, чем к таким же крабам западно-гренландских вод.

Исследователи из Норвегии определили, что нынешние баренцевоморские крабы-стригуны – потомки нескольких поколений крабов, и это также противоречит версии привнесения личинок одного поколения с балластными водами. Имеются и большие сомнения в способности такого субтильного существа, как микроскопическая личинка краба, выжить в течение долгого времени в трубах и цистернах балластных вод на транспортном судне. Так или иначе, к настоящему времени краб-стригун опилио также сформировал свою самовоспроизводящуюся баренцевоморскую популяцию, ставшую сырьевой базой промысла, начавшегося в 2013 году.

Надо отметить, что процессы «вживания» камчатского краба, и особенно краба-стригуна опилио, в экосистему Баренцева моря не завершились окончательно. Не исключено, что мы еще будем свидетелями некоторого расширения их нынешних баренцевоморских ареалов (рис. 1)

Так, в последние два года стало известно о единичных находках камчатского краба в Белом море (даже в Кандалакшском заливе), а краба-стригуна опилио – вблизи северо-западной оконечности арх. Шпицберген. Эта информация – не артефакт, она получена из достоверных источников, но причины столь далекого проникновения крабов, а также возможные последствия этого еще предстоит выяснить.

Успех вселения двух новых видов крабов в Баренцево море был обусловлен и благоприятными для них природными условиями, выражающимися в многолетнем потеплении баренцевоморских вод, отмечаемом учеными ПИНРО. Поэтому в их современном высокодоходном промысле есть заслуга не только человека, но и природы.

Надо отметить, что согласно одной из современных теорий эволюции жизни в Мировом океане сообщество тихоокеанских видов является более древним, и воды Тихого пра-океана были источником последующего расселения рыб и ракообразных в другие районы. Разумеется, эти процессы занимали миллионы лет, и мы видим плоды такого расселения крабов, которым посвящена эта статья. При этом в случае камчатского краба человек своей волей ускорил эволюционный путь этого животного. Право, захватывает дух от такой возможности управлять процессами тысячелетий эволюции!

Несомненная заслуга человека заключается также в проявленной способности освоить совершенно новую технику и тактику промысла, до XXI века совсем не знакомую для рыбаков Баренцева моря, – ловушечный промысел. Современный российский вылов двух видов крабов донными ловушками составляет чуть менее 16 тыс. т (рис. 2), что сравнимо с таким традиционным для баренцевоморских вод видом, как морская камбала, добываемая столь же традиционным донным тралом.

 

Камчатский краб – хищник, питающийся преимущественно морскими ежами, звездами, червями. Поэтому, разрабатывая обоснование вселения камчатского краба в Баренцево море, советские ученые оценивали также и возможное влияние этого нового вида на сложившуюся экосистему – комплекс всех живых организмов, живущих здесь. Предположение о том, что никаких серьезных биологических последствий такое вселение не принесет, полностью подтвердилось последующими наблюдениями. Так, группа ученых ПИНРО под руководством канд. биол. наук Н.А. Анисимовой провела большую работу, изучив состояние сообщества донных животных в Мотовском заливе в начале 2000-х гг. и сравнив его с данными предыдущих исследований 1931–1932 гг. и 1996 года. Это позволило оценить изменения, которые принес камчатский краб в район, куда выпускались его первые привезенные особи и где он наиболее «прижился».

 

Итоги работ показали, что от 1930-х гг., когда краб здесь отсутствовал, к 1996 году, когда он здесь интенсивно размножался, и к 2003 году суммарная масса всех моллюсков, червей, звезд и т. п., живущих на дне, почти не изменилась, но изменилось их соотношение – стало несколько меньше иглокожих и моллюсков, но больше червей и других ракообразных. Другими словами, камчатский краб как хищник, конечно, повлиял на других обитателей дна, но критических изменений не принес. Поэтому многочисленные сообщения в Интернете о том, что камчатский краб сожрал все живое и неживое в прибрежных водах Кольского полуострова и, того гляди, начнет охотиться за дайверами и рыбаками, не имеют под собой весомого обоснования. Не будем забывать, что камчатский краб, в отличие от человека, существо холоднокровное, и для своей жизнедеятельности ему надо гораздо меньше энергии, чем нам, людям. Годовой рацион взрослого краба относительно невелик и лишь немногим превышает его индивидуальную массу.

Как все новое, камчатский краб на рубеже XX и XXI вв. вызывал неприязнь у норвежских рыбаков, добывавших рыб у берегов сетями. Краб плотно запутывался в них и портил достаточно дорогие орудия лова. Наши норвежские соседи сначала заняли позицию противников камчатского краба, что неудивительно, учитывая, что первоначально предполагалось его обитание в российской части Баренцева моря и никаких обсуждений и согласований с Норвегией не предусматривалось и не проводилось. Реальность оказалась другой: камчатский краб проник и в их прибрежные воды.

Сейчас, поняв, сколь ценный новый промысловый объект оказался в их распоряжении, норвежские рыбаки успешно его добывают, несколько самоуверенно присвоив ему свое название «норвежский королевский краб». Вместе с тем, в управлении этим ресурсом Россия и Норвегия до сих пор не пришли к единому подходу, пользуясь им исходя из собственных национальных интересов. Для нашей страны в настоящее время в таком положении дел нет ничего вредящего отечественным интересам, так как основное количество крабов обитает в российских водах.

Похожая ситуация с управлением запасом свойственна и баренцевоморскому крабу-стригуну опилио, пока преимущественно обитающему на российской части шельфа Баренцева моря. Вместе с тем, почти не представляет сомнений, что рано или поздно оба запаса крабов-вселенцев будут управляться Россией и Норвегией совместно. Баренцевоморская экосистема едина, обитающие в ней животные не знают национальных границ. На успешность совместного управления указывает и нынешнее благополучное состояние таких традиционных общих запасов, как треска и пикша.

Многие вопросы управления запасами баренцевоморских камчатского краба и краба-стригуна опилио еще окончательно не решены и на российском уровне. Вместе с тем, здесь успешно действует система определения общих ежегодных уловов, введены в практику промысла технические меры регулирования и технологические стандарты. Все это разработано и совершенствуется при самом активном участии сотрудников ПИНРО.

Не приходится сомневаться, что у российского промысла камчатского краба и краба-стригуна опилио в Баренцевом море блестящее будущее. А ученые задумываются, не следует ли ждать в нашем Баренцевом море новых пришельцев?

2 недели назад 576
Автор:

Константин Соколов, заведующий лабораторией прибрежных исследований ФГБНУ «ПИНРО», канд. биол. наук

Поделиться

megamix.ru
anugafoodtec
nevamilk.com
ipackima.com
Facebook
Вконтакте
ekokom.com
atl-ltd
marel
Каталог компаний
Партнеры

©2018 Портал Sfera.fm
Все права защищены.

Свежие новости «с полей», актуальная аналитика и публикации ведущих экспертов дают уникальную возможность взглянуть на отрасль, как на единое целое. Журналы Издательского Дома СФЕРА предоставляют важнейшую бизнес-информацию руководителям всех значимых пищевых производств России и по праву считаются одними из наиболее авторитетных печатных изданий в пищевой промышленности.

СФЕРА: Мясная промышленность
СФЕРА: Молочная промышленность
СФЕРА: Кондитерская и хлебопекарная промышленность
СФЕРА: Технологии. Корма. Ветеринария.
СФЕРА: Рыба