Previous Page  26 / 74 Next Page
Information
Show Menu
Previous Page 26 / 74 Next Page
Page Background

24

технологии. корма. ветеринария

№1 (4) 2017

от слов к делу

– Какие технологии вы используете

в своем производстве – российские или

иностранные?

– Мировые. Прежде чем создать свое

предприятие, я четыре года ездил по все­

му миру, изучал производство, общался

со специалистами. И сегодня я с уверенно­

стью могу сказать, что мы с каждым годом

все больше прогрессируем в новых техно­

логиях подхода к этому бизнесу – от стро­

ительства производственных площадей до

упаковки продукта. Я уверен – у нас самая

сильная команда в мире по строительству

комплексов по производству индейки.

– Вы сказали, что ездили по всему миру.

В каких странах были и на каких произ-

водствах заострили свое внимание?

– По всему миру. За основу мы взяли тех­

нологию в Израиле. Сейчас технологии за­

имствуют у нас, даже израильские партнеры.

– В вашей команде российские специа-

листы или привлекаете зарубежных?

– В компании работают только россияне.

Когда некоторые граждане говорят, что

русские не хотят работать, я им отвечаю:

приезжайте к нам на предприятия, и я вам

покажу как работают русские.

– Зависит ли ваше производство от им-

портных поставок? Если да, то что вы за-

купаете за границей?

– Зависит. Любое предприятие по живот­

новодству зависит от импорта. В России,

увы, сегодня нет селекции. Наши селекцио­

неры пытаются создать что-то в животно­

водстве, в птицеводстве. Но если их попыт­

ки и увенчаются успехом, то результат мы

увидим лет через 50, не раньше. А нам сегод­

ня нужен селекционный материал. Поэто­

му и приходится закупать селекцию в Анг­

лии. Ведь там ее не только не забросили, но

и вкладывают в нее большие средства.

– Откуда вы завозите семенной ма­

териал?

– Из Англии, Канады. Только в этих двух

странах есть селекция индейки, больше ее

нигде нет. Если они не захотят с нами ра­

ботать, все, проекты сломаются, закроют­

ся, и население нашей страны останется без

российской индейки.

– Однако вы создали свое родительское

стадо. Расскажите об этом проекте.

– Это отдельный проект. Нам западные

партнеры говорили, мол, не вздумайте са­

ми создавать родительское стадо, это слож­

но. Представьте, каждый самец весит 35 кг,

самка – 13, чтобы самец не раздавил самку,

специально обученные ребята его высажи­

вают. Можно сказать, что оплодотворение

мы проводим вручную. Это очень сложно.

Но с родительским стадом мы обезопасили

себя на два года, то есть если мы даже ли­

шимся западных поставок, то в течение двух

лет на нашем производстве это не скажется.

Родительское стадо – дорогое удовольст­

вие, но мы знали, на что идем. Некоторые

наши коллеги заявляют о том, что они у се­

бя тоже начинают создавать родительское

стадо. Но я хочу сказать, пройдя уже этот

путь, что при производстве в 10 тысяч тонн

этого не стоит делать. Вот когда производ­

ство достигает 100 тысяч тонн, родитель­

ское стадо становится просто необходимо

для дальнейшего производства и развития

предприятия.

– А где вы берете корма: у вас они соб-

ственные или вы их покупаете?

– У нас в компании все интегрировано:

свой комбикорм, свои лаборатории, свое

выращивание, свой убой, все, кроме земли.

Сейчас намерены приобрести земельный

участок для выращивания кормов. Ведь 70%

себестоимости любой живности составляют

именно корма. Мы производим в общей

сложности примерно 200 тысяч тонн ком­

бикорма в год для индейки и утки.

– Ветлаборатории тоже собственные?

– Да. Ведь наша лаборатория позволяет

осуществлять бактериологические, имму­

нологические, биохимические, паразито­

логические и физико-химические иссле­

дования. В ветлаборатории мы исследуем

практически все: от инкубационного яйца,

эмбрионов птицы до состояния воды и под­

стилочного материала.

Чтобы попасть

на европейский рынок,

должна быть очень низкая

цена продукта.

Вадим Ванеев:

«В России, увы, сегодня нет селекции. Наши селекционеры

пытаются создать что-то в животноводстве, в птицеводстве.

Но если их попытки и увенчаются успехом, то результат

мы увидим лет через 50, не раньше. А нам сегодня нужен

селекционный материал. Поэтому и приходится закупать

селекцию в Англии».