Интервью
Следующее
2 года назад 1662

Наталья Кузнецова

генеральный директор компании «Окант»

ДОСЬЕ
Имя, фамилия: Наталья Кузнецова
Название компании, должность: компания «Окант», генеральный директор
Место рождения: Забайкалье, город Борзя
Дата рождения: 11 апреля 1968 года
Образование: Московский государственный педагогический университет им. Ленина
Сколько времени работает на руководящей должности: с 1993 года
Основные достижения в карьере: создание «с нуля» компании,  которая оказывает полный спектр услуг, начиная от подбора технологии, оборудования, инжиниринга, до пуско-наладочных работ, сервиса, и успешно работает как с западными, так и с восточными поставщиками
Семейное положение, дети: замужем, двое детей
Как предпочитает проводить свободное время: путешествия, гонки на яхтах, рисование.

 

Наталья Кузнецова: «Любой кризис – стимул для новых идей!»

 

– Как вы попали в эту сферу, что послужило причиной выбора профессии?

– Совершенно случайно. В 1993 году я окончила Московский государственный педагогический университет им. Ленина, и это был первый выпуск без возможности трудоустройства. Поэтому я сразу поступила в аспирантуру, на психологию. Через два года выяснилось, что оппонент по моей диссертации проживает в Кельне, в Германии. Поскольку университет не мог оплатить ему перелет, проживание, работу с диссертацией (стоимость таких услуг оценивалась примерно в 8-10 тысяч долларов), мне предложили сделать это самостоятельно. Тогда я впервые осознала, что не обладаю подобными финансовыми возможностями и одновременно – что у меня нет своей квартиры в Москве и перспектив трудоустройства. В результате работа над диссертацией была свернута, и я открыла в столице пельменное производство.

 

– А почему именно пельменное?

– У меня был партнер, который пришел с этой идеей. Я на тот момент была открыта для любых предложений, поэтому мы создали собственный бизнес. Так в октябре 1993 года появилась ПКФ «Окант» и одноименная торговая марка.

Вначале работали на оборудовании белорусского производства, а через два-три года решили перейти на китайские пельменные машины, и я вылетела в Китай, где заключила первый контракт на их поставку в Россию. Причем это сразу были поставки вагонами. Контракт я заключала 21 день, поскольку никакого опыта не имела: со мной разговаривали, водили в рестораны, поили кровью черепахи, даже пытались накормить мозгами обезьяны. Но в результате я уехала с очень выгодным контрактом. Наша компания первая начала поставлять китайские пельменные машины в Россию.

Производство пельменей было продано, и мы полностью сосредоточились на этом коммерческом направлении, демонстрировавшим хорошие тенденции роста.

 

– Как затем разворачивались события?

– Дальше был кризис 1998 года, который перевернул сознание многих; наша компания тоже изменила видение бизнес-процессов. Если до этого мы занимались только китайским оборудованием, то после кризиса решили начать работу с европейскими производителями и к 2000 году уже поставляли их технику на российский рынок. Любой кризис – это стимул для новых идей и дальнейшего развития!

 

– Наверное, производственный опыт повышал ваш авторитет?

– Конечно. Я знала все производственные процессы изнутри, консультировала своих клиентов, и очень многие крупные марки начинали именно с китайских аппаратов. То есть основа современного российского пельменного рынка закладывалась в 90-е годы на базе китайских пельменных машин. К 2000 году все стали переходить на оборудование европейского производства, в том числе и мы, но европейских машин для пельменей тогда попросту не существовало: мы адаптировали оборудование под нужды русских вкусов. Существовали итальянские машины для пасты, для равиоли, сейчас же мы предлагаем своим клиентам итальянские машины для русских пельменей. Тут есть большая разница: в русских пельменях используется сырой жирный фарш в соотношении 50/50% к начинке, а в итальянских равиоли начинки до 30%, они являются скорее макаронным изделием, поэтому инженерам нашей компании пришлось очень сильно изменить конструкцию итальянских машин.

 

– Какое решение из тех, которые вам приходилось принимать в жизни, вы считаете самым важным?

– Самое важное и сложное решение мне пришлось принять, когда я поняла, что надо оставить научную карьеру и начать заниматься бизнесом. Меня никто этому не учил, меня готовили к другой жизни – родители мечтали, чтобы я была искусствоведом. Я занималась живописью, окончила художественно-графический факультет университета, вращалась в богемной среде среди художников и артистов. Кстати, до сих пор многие мои знакомые связаны с театром. Это было очень непростое для меня решение – сделать столь резкий поворот в жизни.

А самым важным событием оказалось рождение моих детей.

 

– На ваш взгляд, какие различия существуют в женском и мужском принципе управления?

– Я не наблюдаю особых отличий, за исключением осторожного отношения руководителей-мужчин к руководителям-женщинам. И в этом они абсолютно правы. Женщина обычно «мягко стелет, да жестко спать».

Я не «конфетный» руководитель: во многом достаточно мягкий, но интересы компании отстаиваю не менее жестко, чем это делал бы мужчина.

 

– Какими качествами должна обладать женщина, чтобы занять руководящую позицию?

– Мужскими качествами, и никакими другими.

 

– Назовите преимущества слабого пола.

– Основное преимущество я почувствовала на себе: когда я выходила на этот рынок, всерьез меня никто не воспринимал. Это было большим плюсом, так как давало определенный карт-бланш к занятию своей доли рынка. Конечно, сейчас такой форы нет, так как компания работает уже 23 года, нас хорошо знают и воспринимают как серьезного конкурента.

 

– Что важнее для дела – рационализм или интуиция?

– Для меня – интуиция. Я несколько раз была в таких ситуациях, когда интуитивное решение оказывалось лучшим.

 

– Какие самые рискованные ваши решения оказались верными?

– Обычно самые рискованные решения касаются каких-то новых видов оборудования. В свое время мы привезли на рынок китайские машины, потом адаптировали итальянские пельменные аппараты, а в 2002 году поняли, что в стране не хватает оборудования для производства блинов, точнее, его просто нет. Было принято решение восполнить этот пробел. Мы нашли такое оборудование во Франции и в течение двух лет готовили российский рынок к его появлению, вкладывая средства и силы в продвижение идеи. В итоге это дало свои плоды.

 

– Где вы черпаете новые идеи?

– Очень много идей приносят клиенты, я всегда внимательно прислушиваюсь к их мнению. Например, практически все посетители недавней выставки «Агропродмаш» приходили туда со своей идеей. Каждый что-то хочет произвести – именно произвести, а не продать, перепродать или заработать на коммерческой сделке. Возможно, это люди, которые, наконец, поднимут российскую экономику, если им не мешать.

 

– Детей как-то приобщаете к вашему делу?

– В будущем, конечно, хотелось бы заниматься общим бизнесом, но я считаю, что у каждого человека свой путь, и мои дети должны выбрать его самостоятельно.

У меня две дочки-двойняшки, они сейчас учатся в школе. Одна хочет стать ученым-биологом, другая – знаменитым программистом.

 

– Есть ли место на земле, куда вам хочется возвращаться, близкое по духу?

– Я очень люблю путешествовать. Моя любимая страна – Италия, любимое место – Европа в целом, особенно Средиземноморье.

 

– Хотелось бы подробнее узнать про ваши увлечения.

– Меня привлекает все, что связано с соревнованием: гонки на автомобилях (я член клуба Porsche), командные гонки на яхтах от компании Aventura. Я нацелена на результат – и желательно, чтобы это было первое место!

 

– Как я понимаю, вы азартный человек?

– В казино я, конечно, не играю, но, что касается моей профессиональной деятельности, меня очень привлекает возможность выиграть сделку, преодолев какие-то препятствия. Этим я живу.

 

– Чем измеряется успех?

– Чувством удовлетворения.

 

– Остается ли у вас время на чтение?

– Очень люблю читать и читаю все: и профессиональную литературу, и художественную, и даже таблоидную прессу. Я буду читать везде, где есть возможность.

 

– Назовите последнюю прочитанную книгу.

– Недавно перечитывала Достоевского. Не скажу, что являюсь большим поклонником классики, но в последние пару лет я к ней возвращаюсь. Единственное, чего я не читаю, – это «одноразовых» книжек: иногда могу купить в самолет, но там и оставляю, и даже забываю, что в них написано.

 

– Есть ли что-то, чему вы еще хотели бы научиться?

– Очень много. Хочу сама управлять яхтой. Вернуться к живописи, только уже на другом уровне. Путешествовать: есть огромное количество интересных мест, где я не была.

 

– Если бы вам пришлось заниматься каким-то другим делом в какой-то другой области, то что бы это было?

– Скорее всего, что-то связанное с искусством: либо художественная галерея, либо проведение каких-либо тематических мероприятий. До сих пор у меня есть чувство нереализованности в данной области: пять лет художественной школы, затем пять лет института, потом аспирантура, тема диссертации, которая была связана с цветовосприятием, психологией цвета, – все это ничем не окончилось. Я совершила резкий поворот в жизни в сторону бизнеса, и теперь у меня такое впечатление, что здесь остался некоторый вопрос. Я не исключаю, что через какое-то время возможен возврат к этой деятельности.

 

– Назовите свой основной жизненный принцип. Чем вы руководствуетесь в жизни?

– Среди спортсменов есть спринтеры, а есть стайеры. Я всегда бегу на длинные дистанции. Если что-то не получается, то я понимаю, что рано или поздно все сложится так, как надо. Для меня самое важное – достичь своей цели: сегодня это случится, завтра или послезавтра, главное – не потерять ориентир.

 
Беседовала: Виктория Загоровская,
ИД «Сфера»
2 года назад 1662
Гость:

Наталья Кузнецова,
генеральный директор компании «Окант»

Поделиться

CPM Europe
gearef.ru
logosltd.ru
kemin
Space
morris-associates.com
Facebook
Вконтакте
АльянсУпак
Каталог компаний
Партнеры
Журнал
«Мясная Сфера»
Журнал
«Молочная Сфера»
Журнал «Хлебопечение/
Кондитерская Сфера»
Журнал
«Птицепром»
Журнал
«Рыбная Сфера»