Интервью
Следующее
3 года назад 1496

Николай Агурбаш

президент компании «Мортадель»

Досье:
Имя, фамилия, должность: Николай Агурбаш, президент компании «Мортадель»
Место рождения: пос. Ялта, Донецкая обл., Украина
Страны, где компания активно работает: Россия
Семейное положение, дети: холост, имеет шестерых детей
Хобби и интересы: разведение голубей.
 
 

 Источники идей - пытливость ума и желание совершенствовать бизнес

 

– У каждой компании есть PR-легенда о том, как она образовалась. Когда вы говорите о вашей фирме, то используете легенду или рассказываете, как все было на самом деле? Поделитесь историей о том, как создавалась компания: от зарождения идеи и выбора концепции до воплощения.

– У нас нет PR-легенды. В 1991 году, когда создавалась компания, полки советских магазинов были пустыми: нам требовалась не PR-легенда, а хорошая колбаса, чтобы удовлетворить спрос населения.

Мы занимались торговлей оборудованием для мини-цехов по производству колбас, молочных продуктов, масла, розлива вина, выделки шкур и т. п. Все они должны были открыться на сельскохозяйственных предприятиях бывшего Советского Союза. Но поскольку к 1992 году СССР разрушился, а рынок сократился до пределов России, мы вынуждены были открыть собственный мини-цех, который действовал бы как образцово-показательный. Он был создан на базе лучшего оборудования, которым мы на тот момент располагали.

Мы привлекли самых лучших технологов и руководителей крупных предприятий, которые помогли запустить бизнес. Наш мини-цех, повторюсь, должен был выпускать продукцию самого высокого качества – для того чтобы представители передовых хозяйств России приезжали к нам и смотрели, как они могут увеличить доходную часть производства за счет переработки мяса, молока и другого сельскохозяйственного сырья.

За то время, пока мы строили мини-цех (через восемь месяцев мы ввели его в эксплуатацию и выпустили первые 100 килограммов колбасы «Таллинская»), многие российские хозяйства успели разрушиться. Экономика впала в глубокую депрессию. В результате никто оборудования не покупал, но колбасной продукции по-прежнему не хватало. Тогда мы стали выпускать колбасу не как образец для колхозов и совхозов, а как продукт для продажи – и поскольку она была высшего качества, то быстро приобрела популярность.

Мы много и быстро продавали – и стремительно развивались. За первые десять лет увеличили объемы в 20 раз. Если в 1993 году мы выпускали тонну в день, то к 2000-му – более 20 тонн. В следующем десятилетии наши мощности увеличились еще в несколько раз. Продукция была востребована населением – и быстрый рост стал результатом заполнения рынка высококачественными продуктами питания, которые вытеснили иностранный суррогат.

 

– Принимаете ли вы активное участие в управлении бизнесом сейчас?

– Да, я активно участвую в управлении бизнесом, потому что настало время, когда мы стали крупным предприятием. Требуются новые технологии, современная техника и разнообразные новинки производства для удешевления конечного продукта. Разросшиеся торговые сети практически грабят производителей колбас, отнимая у них почти 75% прибыли. Именно потому сейчас настолько актуальна борьба за более экономное и эффективное производство без ущерба для качества продукции – это и есть наша главная цель.

Я часто бываю на выставках, изучаю новинки производства: технику, технологии, упаковочные материалы. Сверяю качество нашей продукции с международным уровнем. В начале мая в Германии состоялась выставка IFFA, на которой фирма «Мортадель» участвовала в конкурсе продуктов. Мы отправили на конкурс 17 видов изделий, и все они получили награды: десять золотых, четыре серебряных и три бронзовых медали. Нам вручили большой кубок, символизирующий не только качество продукции, но и высокий технологический уровень производства в целом.

 

– Вы почувствовали, что фирма превратилась в большую серьезную компанию, когда количество сотрудников возросло, например, до ста человек, когда обороты превысили определенную сумму или в какой-то другой момент?

– Мы стали крупной производственной компанией в начале XXI века, в двухтысячных годах, а точнее – в 2005–2006, когда приступили к строительству свинокомплекса. Сегодня он рассчитан на содержание 120 тысяч голов свиней, при этом завершена только первая очередь строительства. Будет еще вторая – и мы доведем поголовье до 250 и 300 тысяч.

Мы запустили первую в России биогазовую установку, способную перерабатывать органику в газ, электроэнергию и горячую воду, построили убойный завод мощностью 80 голов свиней в час, получили в собственность 6,5 тыс. гектаров угодий во Владимирской области, занимающей первое место по производству мяса. Обзавелись собственной сельскохозяйственной техникой. Выращиваем зерно на корма для наших свиней. Объем производства порядка 13,2–13,4 тысяч тонн мяса в год и количество занятых людей позволило компании «Мортадель» перейти из представителя среднего бизнеса в разряд крупного предприятия.

 

– Что служит для вас источником идей, стимулом для дальнейшего развития?

– Источниками идей – были, есть и, наверное, останутся – пытливость ума и желание совершенствовать бизнес. Почему? А потому, что идеи – они в нас и среди нас. Мы должны только их правильно сформулировать, «вытащить», для того чтобы воплотить: превратить в новые виды продукции, заводы, предприятия – в организации, которые кормят и дают рабочие места людям, обеспечивают отчисления в государственный бюджет.

Идей много, другое дело – насколько мозг воспринимает их и трансформирует в жизнь, настраивает и создает условия для того, чтобы это все реализовалось в конкретных вещах и моделях. Здесь целая философия: нужно иметь и силу воли, и смелость, и деньги, и чувство времени, когда и как это сделать.  Кроме того, надо уметь находить в себе физические, умственные, моральные силы доводить начатое дело до конца.

 

– Что важнее в бизнесе – рационализм или интуиция? Вступают ли они в противоречие?

– Иногда более важным становится рационализм, иногда – интуиция. Когда не хватает каких-то данных или их попросту нет, ты интуитивно движешься в определенном направлении – и находишь дорогу. Тот и другой принцип имеют право на существование, один не исключает второго.

Так было вначале у нас, когда мы создали селекционно-генетический
центр и набрали отличную команду специалистов с высшим образованием. В СГЦ работают четыре доктора наук и одиннадцать кандидатов, все они занимаются научно-исследовательской деятельностью в области селекции и генетики животных. Задача СГЦ, потенциал которого составляет 165 тыс. чистопородных высокопродуктивных свиней, – обеспечивать лучшим генетическим материалом племенные предприятия и селекционно-гибридные центры страны. Однако снижение пошлины в связи со вступлением России в ВТО с 40% до 5% привело к убыточности племенного свиноводства. Государство пытается помочь субсидиями, но это только полумеры – нужна хорошая защита свиноводческой отрасли, которая только начинает возрождаться и приобретает черты крупного стабильного производства.

Сегодня потребность в отечественной свинине удовлетворена только на 50%. Нужно еще как минимум 20–30 лет, чтобы полностью защитить внутренний рынок и обеспечить продовольственную безопасность страны.

 

– Какие наиболее рискованные ваши решения оказались самыми успешными?

– Наверное, наиболее рискованным стало создание колбасной фабрики на голом месте – заболоченном пустыре. Затем – строительство свинокомплекса «с нуля» на приблизительно таком же пустыре. Мы подвели туда газ, электроэнергию, спроектировали и разработали механизм переработки навоза – создали все условия, чтобы животные были здоровы, а на фабрике производилась только продукция высшего качества.

Эти шаги могли показаться кому-то безумными. Но, хотя по первой своей профессии я преподаватель политической экономии, мои знания, принципы, навыки, природные таланты в бизнесе и, конечно, интуиция, привели к тому, что эти «безумные» шаги в итоге оказались вполне оправданными.

Бизнес развивается, и хотя его сложно назвать процветающим, он имеет серьезный внутренний потенциал для дальнейшего роста. Я думаю, нас ждут не только великие дела, но и большие успехи.

 

– Что вы планируете делать с бизнесом в дальнейшем: передать по наследству, продать или что-то еще?

– Видимо, что-то еще. Во-первых, нужно сделать его конкурентоспособным в нашей системе бизнес-координат. И конечно, я не собираюсь уходить на пенсию, несмотря на то, что мне уже 59 лет, мои дети один за другим приходят на производство и так же, как и я, занимаются совершенствованием бизнес-процессов.

Для моих детей важно продолжать начатое мной дело. Я думаю, что при хорошем стечении обстоятельств бизнес останется за семьей и будет источником благосостояния моих внуков и правнуков.

 

– Как вы относитесь к политической власти в России? Что, на ваш взгляд, может стать национальной идеей?

– Власть – это понятие относительное, потому что самим законом жизни установлены повышение производительности труда, технический прогресс и перевооружение производства. Даже дети по умственным способностям и талантам превосходят своих родителей, то есть прогресс не зависит от политической власти, он заложен в жизни общества. Какая бы ни была власть, прогресс невозможно остановить. И самая лучшая власть действует по принципу «хочешь помочь – не мешай».

Активно в политической жизни я не участвую, но национальные идеи, безусловно, существуют – это повышение благосостояния людей, укрепление обороноспособности страны, ее продовольственной безопасности и, самое главное сегодня, защита рубля от экспансии доллара и евро. Я считаю, что один доллар и один евро не могут стоить 30–40 рублей. Главная национальная идея – привести в соответствие денежные единицы Америки и Европы к рублю, уравнять их по номиналу один к одному. Если при этом обеспечить высокие государственные налоги за торговлю на нашей территории импортными товарами, а также хорошие пошлины, в два-три раза превышающие цены отечественного производителя, это надежно защитит рынок, даст импульс для развития внутренней экономики.

 

– Часто добившиеся успеха предприниматели идут в политику. У вас не было подобных мыслей?

– У меня есть колоссальный опыт в различных сферах деятельности, в том числе политической. Скорее всего, я бы мог состояться как политик, но начинать с нуля или со среднего уровня в мои годы нет никакого резона. Я не состою ни в одной партии – служу народу высоким качеством продукции, но если понадобится, готов занять государственный пост и внести свою лепту в развитие того отрасли или региона, куда меня направят.

 

– Какой вид отдыха для вас предпочтителен: летний или зимний? Где любите отдыхать?

– Я люблю отдых в любое время года, особенно на морском побережье. Но больше всего мне нравится время с ноября по апрель, когда начинается период гона голубей, и я проверяю птицу на ее крепость, талант, возможности, и приходится по шесть-семь часов стоять на улице и смотреть, как летают голуби, давать им оценку. Они – основной источник вдохновения, лучший отдых, главный момент созидания. Все свои проекты, которые касаются бизнеса или управления коллективом, я всегда отрабатываю на голубях.

 

 

Беседовала: Ольга Паленова
ИД «СФЕРА»
3 года назад 1496
Гость:

Николай Агурбаш,
президент компании «Мортадель»

Поделиться

CPM Europe
Ваш технолог
logosltd.ru
Facebook
Вконтакте
АльянсУпак
Каталог компаний
Партнеры
Журнал
«Мясная Сфера»
Журнал
«Молочная Сфера»
Журнал «Хлебопечение/
Кондитерская Сфера»
Журнал
«Птицепром»
Журнал
«Рыбная Сфера»