Интервью
Следующее
4 года назад 2212

Ольга Заховайко

директор по качеству комбикормового направления АПХ «Мираторг»

Агропромышленный холдинг «Мираторг» в 2013 году значительно укрепит лидерские позиции на рынке производства комбикормов в России за счет ввода в эксплуатацию третьего комбикормового завода в Белгородской области. Это позволит холдингу увеличить долю на рынке производства комбикормов в стране до 15-16% от всего рынка и укрепит лидерскую позицию Белгородской области в данном сегменте производства. Но, несмотря на грандиозные планы по укреплению лидерских позиций, для компании по-прежнему на первом месте – качество производимой продукции. О том, как создать идеальную систему качества на комбикормовом производстве, рассказывает Ольга Заховайко, директор по качеству комбикормового направления АПХ «Мираторг».

Мираторг

 

– Ольга, расскажите об уже действующих производственных мощностях в Белгородской области и о тех, что только запущены?

– На сегодня в Белгородской области действуют два предприятия, которые занимаются выпуском полнорационных кормов для свиней. В стадии запуска находятся еще два комбикормовых завода в Белгородской и Брянской областях. Кстати, на днях мы начали принимать зерно на элеватор завода в Белгородской области. В планах во второй половине сентября начать выпуск продукции на полную мощность.

 

– Могли бы вы назвать объемы, которые планируете выпускать в связи с запуском нового предприятия?

– С запуском третьего завода АПХ «Мираторг» станет крупнейшим производителем комбикорма, соответствующего мировым стандартам качества, в стране с производственной мощностью более 1,1 млн т в год. Что касается нового предприятия в Белгородской области, его номинальная проектная мощность – 60 т корма в час, соответственно 360 тыс. т комбикорма в год.

 

– Насколько нам известно, на прохоровских производствах вы запустили интересные проекты?

– Так и есть. На «Прохоровском комбикормовом заводе» с мая этого года заработал цех по производству соевого жмыха. Раньше мы закупали данное сырье, а сейчас используем жмых собственного производства, выработанный с соблюдением всех технологических норм и требований. Но самое главное, что мощность цеха (Ред.: 150 тыс. т в год) на 100% покрывает потребность в данном компоненте сырья всех наших заводов.

На новом заводе «Прохоровские комбикорма» будет запущен цех по выпуску корма для совсем маленьких поросят – престартер. Раньше мы также закупали его у сторонних производителей в Европе – теперь же сможем быть независимыми и от этого продукта. Это огромный шаг вперед, т. к. сегодня немногие заводы в стране производят престартер.

 

– Ольга, несколько слов о том, какие ингредиенты вы добавляете в корма, и как вам удается выбрать правильную рецептуру для того, чтобы обеспечивать рост животных?

– Мы производим полнорационные комбикорма, которые соответствуют ГОСТу, действующему на территории РФ. Ингредиенты – это преимущественно зерно и незерновое сырье. Никаких биологически активных добавок мы не используем. Основой наших кормов являются пшеница, ячмень, тритикале, горох, кукуруза, шрота, соевые или подсолнечные жмыхи, в зависимости от того какой рецепт. Кроме того, в корма добавляем минеральную основу: это стандартный премикс и мел – кальций для укрепления костей у животных.

Бытует мнение, что в состав комбикорма производители добавляют ингредиенты, от которых животные быстро растут. Не понимаю, почему наше современное общество до сих пор не развеяло эти мифы. Мы как производитель используем только натуральные ингредиенты, необходимые животным разных возрастных групп.

 

– Т. е. для каждой возрастной группы животных разрабатываются свои рецепты?

– Да. У нас восемь основных рецептов, корма производятся в виде муки и гранул. Каждая половозрастная группа животных нуждается в определенном соотношении питательности, обменной энергии. Например, свиноматки должны получать корм особой питательности, поскольку они выкармливают поросят. А малыши лактозосодержащие компоненты, поэтому в корма для данной возрастной группы обязательно добавляется сухая подсырная сыворотка. Но по своей сути, все корма содержат практически одни и те же компоненты, только в разных пропорциях. От точности расчета данных пропорций напрямую зависит один из основных производственных показателей – суточный прирост животных.

 

– Все ваши корма на основе зерна. Скажите, насколько ваши производственные мощности покрывают потребность в зерне, необходимом для производства кормов?

– В структуре холдинга есть растениеводческая группа компаний, которая занимается выращиванием и производством зерна и других культур, необходимых для производства комбикормов. Но в связи с динамичным развитием свиноводческого дивизиона, культур, выращенных на собственных полях, нам не хватает для покрытия потребностей комбикормовых производств. Поэтому небольшой процент зерна мы закупаем у поставщиков, но только у тех, кто прошел процедуру анализа сырья и подтвердил его качество документами по безопасности.

 

– Насколько нам известно, на всех комбикормовых производствах созданы лаборатории, которые позволили усовершенствовать систему качества?

– Действительно, на всех заводах функционируют производственно-технологические лаборатории, осуществляющие контроль всего входящего на территорию предприятия сырья. Процедура анализа очень жесткая. За последние полгода объем возврата составил практически 8 тыс. т сырья – это внушительная цифра. Контроль происходит следующим образом: зерновоз въезжает на территорию, и с него сразу же берут пробы сырья. Анализ занимает 10 минут – это время зерновоз находится на территории предприятия. Если результаты неудовлетворительные – машина разворачивается и уезжает.

Все без исключения сырье, которое используется в кормах, проходит контроль и должно отвечать всем требованиям, установленным на наших комбикормовых заводах. Только после проверки сырье попадает на элеватор.

Также на предприятиях действует система обратного отслеживания, которая помогает на всех технологических этапах отследить сырье уже в готовом корме. Например, сотрудник лаборатории с помощью производственной программы может с точностью определить, какие виды сырья из каких партий были использованы при производстве того или иного килограмма корма.

 

– Наверняка для таких исследований необходимо современное технологичное оборудование. Насколько хорошо оснащены ваши лаборатории?

– В производственно-технологических лабораториях стоит действительно высокотехнологичное оборудование. Хотя сейчас подобные технологии начинают появляться и у других производителей, мы уникальны тем, что в наших лабораториях установлены приборы ближней инфракрасной области, которые позволяют в режиме on-line определять питательную ценность всего сырья.

С помощью этого оборудования мы за 30 (!) секунд можем определить, например, наличие в пшенице: влаги, протеина, жира, клетчатки, золы. Если сравнивать этот процесс с так называемой «мокрой химией», последняя процедура займет чуть больше суток. К тому же, мы имеем и свою химическую лабораторию, которая подтверждает исследования на инфракрасном анализаторе. Это позволяет нам использовать свои индивидуальные калибровки. Учитывая тот факт, что за время хранения реологические свойства зерна меняются, с помощью исследований мы можем получить новые калибровки и отследить процессы, связанные с питательностью как в старом, так и в новом зерне. Таким образом, мы достигаем высокой точности на входном контроле в определении питательности. Это немаловажный фактор при составлении рациона животных той или иной возрастной группы.

 

– Вы могли бы назвать качественные показатели зерна, которые являются «пропускными»?

– При входном контроле мы оцениваем три основных показателя: влажность, сорная примесь и зараженность вредителями хлебных запасов. Эти показатели влияют как на качество, так и на безопасность зерна. Пшеница – такой материал, который при повышенной массовой доле влаги и сорности в зерне в особых условиях взрывоопасен.

Показатели влажности должны быть не более 14% – это применительно практически ко всем видам зерновых культур. Допускается сорная примесь до 2%, что улучшает возможности его хранения. Зараженность – тоже немаловажный фактор. Если зараженное зерно попадает в элеватор – это влечет за собой и размножение вредителей в геометрической прогрессии, и уменьшение количества зерна. Да и к тому же, тогда сырье становится токсичным, условно говоря, это влечет за собой все те же последствия в виде взрыва. А процедура газации достаточно дорогая и не дает полной гарантии удаления из зерна вредителей и продуктов их жизнедеятельности.

Несмотря на то, что создание подобных лабораторий очень затратно, такая система контроля качества на всех этапах производства агрохолдинга позволяет нам быть уверенными в качестве выпускаемой нами продукции на всех этапах. Ведь все процессы взаимосвязаны, и сбой на одном участке повлечет за собой сбой всей остальной цепочки процессов.

 

– Ольга, расскажите, как происходит взаимодействие со свиноводческими комплексами? Ведь фактически они являются вашими заказчиками.

– Конечно, мы очень плотно взаимодействуем, ведь одна из наших целей – постоянное улучшение. И без этой работы не может быть прогресса – если мы стремимся улучшать продукт и повышать производительность, мы должны спорить, обсуждать, предлагать новые решения. Стремление к взаимодействию и с нашей, и с их стороны должно быть обязательным. Только тогда мы будет прогрессировать. Это наша обратная связь с потребителем.

 

– Можно ли сравнивать уровень производства вашей компании с европейским?

– С моей точки зрения, европейский уровень ниже, за исключением мировых признанных лидеров. Мне приходилось бывать на европейских производствах, могу с уверенностью сказать, что в компании «Мираторг» система качества и автоматизации производства значительно выше, чем на многих европейских предприятиях.

Лично я всегда оцениваю предприятие по уровню его лаборатории. Мне кажется, что лаборатория – это лицо любого производства. Если лаборанты, когда вы туда попадаете, рассказывают вам о работе, проделанной за последнее время, показывают образцы сырья и произведенного продукта, это означает, что люди следят за тем, что они выпускают, а не просто «контролируют».

 

– Может быть, дело в том, что у них нет таких объемов и производственных мощностей?

– Дело вовсе не в этом. Предприятие может быть большим или маленьким, но контроль в любом случае должен быть жестким. Например, если нашу систему качества перенести на мелкомасштабное производство, она нисколько не изменится. Система настолько унифицирована, что масштабирование никакого значения не имеет. Скорее это зависит от желания и подхода к производству руководства компании. Если вы хотите выпускать действительно качественный продукт, ничто вам в этом не помешает.

 

– Ольга, совсем скоро на полную мощность начнет работать новый, уже третий завод в Белгородской области по производству комбикормов. Какие планы у предприятия на ближайшие три года по реализации и объемам производства?

– Что касается нового предприятия, сейчас мы планируем выйти на номинальную мощность. Наш план – использовать мощности ровно на столько, сколько они могут произвести. Точно так же работают и уже действующие два завода в Белгородской области. Наше производство в этом регионе ориентировано на выпуск кормов для свинокомплексов холдинга. Мы полностью перекрываем их потребность в комбикормах. Вне зависимости от объемов производства на первом месте для нас по-прежнему будет стоять не количество, а качество, т. к. мы работаем в унисон с остальными подразделениями холдинга, и от качества корма в дальнейшем будет зависеть качество мяса на прилавках магазинов.

 

Беседовала: Ксения Каланова

4 года назад 2212
Гость:

Ольга Заховайко,
директор по качеству комбикормового направления АПХ «Мираторг»

Поделиться

CPM Europe
Ваш технолог
logosltd.ru
Facebook
Вконтакте
АльянсУпак
Каталог компаний
Партнеры
Журнал
«Мясная Сфера»
Журнал
«Молочная Сфера»
Журнал «Хлебопечение/
Кондитерская Сфера»
Журнал
«Птицепром»
Журнал
«Рыбная Сфера»