aggreko
ishidaeurope 01-06-2020

Бабкок — несушка миллионеров

16 апр 2020г.
27828

У каждой компании есть своя история. Благодаря ей мы можем понять, как шло развитие и формировалась внутренняя философия. Что важно для компании, на каких китах она стоит. Ну или, как в случае с американской «Бабкок» когда-то, какая птица принесла ей успех.

Корни компании «Бабкок» прослеживаются до самого 1905 года, когда недалеко от Нью-Йорка главой семьи, отставным инженером-железнодорожником, была заложена небольшая ферма. Манро Бабкок — сын основателя (на фото) — родился через два года после этого, занимался курами сколько себя помнил и гордился тем, что знал «в лицо» каждого петуха в отцовском стаде. В 12 лет парень серьезно заинтересовался селекцией, поставив себе цель стать в этом деле лучшим в мире.

Дальше было изучение птицеводства и агроэкономики в Корнельском Университете и первая работа в Ньюйоркском государственном кооперативе птицеводов и Ассоциации штата по регистрации и сертификации показателей пород.

Правда продает лучше

Опыт работы в этих организациях позволил молодому предпринимателю на $2500 своего отца организовать в 1935 году собственную ферму в арендованном помещении и выбрать лучшие на тот момент стада для выведения своего кросса. Тогда в Америке курами не занимался только ленивый, в стране было несколько сотен селекционеров и обмен племенным материалом был в порядке вещей.

Позже бизнесмен вспоминал, что в самом начале решил приукрасить свое детище и в буклетах для клиентов раздул его достоинства. Не продав тогда ни цыпленка, он решил впредь говорить правду и только правду. Правда продавала лучше и клиенты вскоре появились. Первые кроссы компании были названы в честь работниц фермы Барбара Энн, Бесси и Бонни. Еще через 2 года на пару тысяч, занятых у своей тещи он смог построить уже свои птичники и инкубаторий. Символом компании стала одинокая сосна, стоящая на живописнейшем холме возле нового офиса.

Гибриды в моде

В то время гибридизацию в птицеводстве только начали пробовать, и пока все фактически продавали чистолинейных цыплят, потом регулярно поставляя клиентам петушков для прилития свежей крови. Эффект гетерозиса был известен, а Генри Уоллес уже создал гибридную кукурузу, чуть не став благодаря этому президентом США, но почти два десятка лет птицеводам понадобилось, чтобы методом проб и ошибок найти оптимальные для скрещивания линии куриных пород.

Если в начале Манро занимался и пестрой и коричневой птицей, то потом он решил сосредоточиться только на белой; стал выстраивать сеть дистрибуторов-франчайзи своей птицы, занимающихся продажей уже гибрида.

Реклама компании 40-х годов гласила: «Здоровые цыплята Бабкока. Мы потратили $10 000 на покупку лучших линий. Выдерживает условия обычной нью-йоркской фермы. Предлагаем бесплатный каталог с красивыми картинками кур. Цыплята стоят дорого. Не пишите нам, если вам не нужно лучшее и вы не готовы за это платить».

И правда птица от «Бабкока» стоила 49 центов вместо обычных тогда 39. Кросс был действительно хорош, и, несмотря на цену, спрос был огромный, пришлось даже удвоить производство. Интересно, что цена на суточного цыпленка в отрасли с тех пор и до наших дней почти не изменилась.

 

«Библия миллионеров»

Компания уделяла много внимания обучению и технической поддержке клиентов. Во время второй мировой, когда страна мобилизовалась, Манро сам вел ночные курсы по птицеводству. В помощь партнерам он стал штудировать всю доступную литературу по маркетингу и издавать информационный бюллетень с выжимками из книг и мыслями от себя. Печатал он его еженедельно в течение 10 лет! Постепенно материала накопилось столько, что Манро Бабкок выпустил все одним изданием, которое называлось «Библия миллионеров». Его дело стало приносить серьезный доход, и он имел право давать советы.

Там, например, была глава о том, как заинтересовать отпрыска и передать ему свой бизнес. А чего стоит совет: если не можешь расширить рынок, поднимай цену на треть. И ведь работало! Манро считал, что успешный продавец — это прежде всего состоятельный человек: «излучай успех, сначала продай себя». И главная его мысль: что хорошо для клиента — хорошо для бизнеса. Кстати, успешно передать дело наследнику Манро также удалось — и следующим руководителем компании стал его сын Брюс.

Обложка книги "Библия миллионера" с автографом автора, подаренная сотруднику компании Hendrix Genetics Бенуа Пеле.

$2 млн за кросс

Уже с 1938 года кроссы «Бабкок» стали участвовать в сравнительных тестах. Но по-настоящему выстрелил легендарный B300, который много лет подряд признавался лидером испытаний среди несушек Северной Америки и стал хорошо известен за рубежом. Например, в Англии конкуренты требовали закрыть испытательную станцию, так как там постоянно лидировал Бабкок. На создание этого кросса генетик компании Джек Хилл потратил более $2 млн — огромные деньги по тем временам.

Его следующая «модификация» B380 стала лидером испытаний в чехословацкой Иванке и в польской Познани, что позволило ей прорваться и за железный занавес в страны СЭВ. Таким образом еще в 70-е бОльшую часть прибыли компания стала получать из-за рубежа.

Примерно тогда же генетики компании, не без некоторых трудностей, добились сексирумости цыплят по перу. К тому времени количество селекционеров в мире значительно сократилось, и в определенный момент конкурентами Бабкока, хотя и слегка отстающими, были только Хайсекс от компании «Еврибрид» и канадский Шейвер 288. Вскоре, сначала в Европе, а потом во всем мире пошла мода на коричневую птицу, и компания вывела на рынок и такую несушку.

Диверсифицируй или уходи

Возглавив фирму, Брюс задумался о диверсификации. Появилась возможность заняться селекцией бройлеров: мексиканский дистрибьютор фирмы предложил создать мясной кросс для местного рынка. Опыт удался, и позже прародители этой птицы были переведены в США, а также в Ирландию для снабжения Европы.

Очень соблазнительным выглядело свиноводство: много небольших селекционеров, рынок в США на $100 млн и еще больше в Европе. Тогда, как и сегодня, эта отрасль на пару десятков лет отставала от птицеводства по консолидации.

Было решено купить самого перспективного на тот момент свиновода страны — Midwest pork producers. Это был очень выгодный альянс, который вывел компанию на новый уровень. Чуть позже были созданы подразделения «Агри-Био» — вакцины, оборудование для их введения и прочие продукты для здоровья животных, и «Микронутриент» — кормовые добавки. И эти проекты тоже стали успешными: в «Агри-Био», например, изобрели автоматический вакцинатор.

На этом этапе Манро, который все еще был в совете директоров, решил совсем удалиться от дел. Вскоре началась эпоха слияний, когда селекционеров стали покупать крупные холдинги, и «Бабкок» тоже «подпал под обаяние» фармацевта A. H. Robins.

Однако, постепенно к селекционерам пришло осознание, что эффективнее все же сфокусироваться на том, что умеешь лучше всего. На этом основании стали объединяться уже сами генетики.

Французско-голландский тандем

В 1981 году «Бабкок» выкупила французская «L’ISA»: у молодой компании была лучшая в мире коричневая несушка и деньги гиганта биомедицины «Merieux», но не было белой птицы. Этот шаг позволил «ИЗА» выйти на самые привлекательные белые рынки Америки, Японии, Индии и Мексики, где «Бабкок» доминировал. Французы, в свою очередь, много инвестировали в обновление мощностей компании, а их обширная сеть дистрибуции позволила Бабкоку проникнуть на традиционно коричневые рынки.

Чуть позже «ИЗА» прикупила еще и канадский «Шейвер» и перевела всю селекционную базу в Онтарио. А в 2005 года уже сами французы стали частью «коллекции» голландской «Хендрикс Дженетикс». Голландцы хорошо знали достоинства попавшего к ним бриллианта и сохранили линии кросса и команду генетиков, работавших над Бабкоком.

Бабкок снова в лидерах

В США по-прежнему очень серьезно относятся к независимым сравнениям промышленных кроссов: производители яйца хотят знать, что для них выгоднее. С 1959 года такие испытания в стране проводит Государственный университет Северной Каролины (США) и вот уже несколько лет подряд кросс Бабкок Уайт снова в них лидирует. Так на крайнем — 40-м цикле содержания до 109 недель в стандартной клетке без линьки Бабкок дал на несколько десятков яиц на начальную несушку больше, чем конкуренты в среднем. При этом его средняя продуктивность была на 6% выше, а отход на 8,75% ниже. В целом Бабкок оказался самой эффективной несушкой теста, расходуя на килограмм яйцемассы на 100 граммов корма меньше соперников. Более подробную информацию можно увидеть на сайте уважаемой испытательной станции https://poultry.ces.ncsu.edu/layer-performance.

Всего у «Хендрикс Дженетикс» в портфолио 6 кроссов, и исторически у каждого из них был свой «ареал популярности». Компанию такая ситуация устраивала, позволяя, что называется, всегда иметь туз в рукаве. Однако, сегодня история повторяется, и слава Бабкока снова вышла за границы Северной Америки. Даешь несушку миллионеров каждому!

На фото слева направо: Маркус Штейнбах («Штейнбах хэтчери»), Евгений Фридман (ИЗА Северная Америка), Татьяна Тоцкая (П/ф «Заря», Красноярск), Владислав Егоров (ИЗА Россия), Ольга Лизикова (П/ф «Белореченское», Иркутск).

Вместо эпилога

Недавно группа российских птицеводов побывала в Канаде, где увидела кросс Бабкок Уайт, что называется вблизи, в компании Steinbach (Виннипег), которая держит родительское стадо и продает 5 млн суточных кур в год своим клиентам. Маркус, владелец компании, сказал, что они также поставляют корма и собирают статистику по стадам у своих партнеров. Он очень доволен птицей, так как продуктивность выше 98% держится у нее более 14 недель, сохранность за период кладки составляет 98,2%. В итоге каждая несушка приносит владельцу более $20 чистой прибыли.

Ярослав Немировский

Популярные за месяц