ВАН хеес
aggreco

Япония: меньше рыбы, больше курятины

15 май 2020г.
1385

Почему кроссы Бабкок прижились в Стране восходящего солнца, в своих путевых заметках рассказывает Ярослав Немировский из «Хендрикс Дженетикс».

 

Япония встретила нас дождем и низкими тучами. После ночного перелета тянет прилечь. А тут еще и массажное кресло прямо в номере. Соблазн… Но уж очень хочется пройтись, увидеть город. Да вот и Солнце выглянуло. Значит кофе — и скорее на свежий воздух.

 

Курица начинает и выигрывает

Население Токио с пригородами почти 37 млн человек, однако больших пробок не заметно и воздух действительно свежий, морской. В метро постепенно постигаешь систему и уже находишь ее удобной: ты всегда видишь сколько минут осталось до пункта назначения, а на каждой станции по прибытии поезда играет свой коротенький музыкальный «гимн», чтобы уж точно не проехал. 

Со смотровой площадки телебашни «Древо Токио» видно, что мегаполис – это в основном малоэтажные дома с островками высоток кое-где. В международных рейтингах город занимает первое место по безопасности.

Нагуляв аппетит, заходим в ресторан местной кухни с едва заметной вывеской, расположенный в подвале на окраине сверкающего квартала Гинза. Как мы не раз убедились позднее, места с лучшей кухней здесь зачастую выглядят совсем невзрачно: маленькое помещение, пустые стены, два-три столика, узкая специализация и повар, который готовит прямо при вас. В общем, место надо знать. И у нас такой знающий человек был. Тщательно, буквально до минуты, спланировал всю поездку, а теперь и сопровождал нас повсюду — Наоки. Его семья — Гото занимается разведением одноименной, весьма популярной в стране породы кур. Наоки решил пойти своим путем: учился в США, работал в корпорации «Декалб» и вот уже много лет представляет «Хендрикс Дженетикс» в регионе.

Безусловно лучшие блюда местной кухни — это рыбные, различные суси (как произносят местные) и тэмпура, морепродукты в кляре, а также знаменитая японская говядина, одна из главных статей продуктового экспорта страны наряду с виски и сакэ. Говядину обычно подают сырой, небольшими кусочками с флажками, на которых поясняется, какая это часть туши, а ты уже сам обжариваешь ее до нужной кондиции на установленной в центре стола жаровне.

Многие годы вылов рыбы в Японии снижается, что связано как с истощением прибрежных вод, так и с нежеланием молодежи идти в рыбаки. Местные едят все больше курятины, а по потреблению яиц страна вообще один из мировых лидеров с ее ежегодными 320 штук на душу населения. Традиционно японцы предпочитали темное мясо, но года три назад маркетологи одной сети придумали и раскрутили новое блюдо salad chicken — вареная и слегка маринованная грудка с овощами. Низкокалорийное и богатое протеином блюдо обрело много вариаций и стало невероятно популярным как у поборников здорового образа жизни, так и у любителей перекусить на бегу. Если раньше страна импортировала много охлажденной курятины из Бразилии и Тайланда, то сегодня везут все больше полуфабрикатов, а на рынок вышли Польша и Турция.

В стране восходящего солнца полмиллиона пишущих поэтов. Наверное, что-то здесь подталкивает к творчеству, потому что и мне захотелось подытожить в стиле хокку:

Рыба вильнула хвостом,

Раскудахтались куры…

Ты, Япония, снова другая.

 

Типичный завтрак японца — это тамаго гохан — горка вареного риса, куда разбивают сырое яйцо. Желток замешивают в рис, а белок выливают в миску горячего соевого бульона мисо. Иногда все это сдабривают нори — тонкой пластинкой из водорослей. В отеле маленького городка, где мы останавливались, это блюдо было вообще единственным на завтрак. Нас даже подбодрили поговоркой: “Вареный рис и жена никогда не приедаются”. Нам оставалось только согласно закивать головами.

 

Высокое качество «Томару»

Цель нашей поездки — как раз знакомство с местным птицеводством и, в частности, с недавно пришедшим в Россию кроссом Бабкок Уайт. Наш путь лежит в городок Маэбаси, где у нас запланирована встреча с руководством компании «Томару». По дороге мы заезжаем в центр сортировки и переработки яйца, а затем и на одну из ферм компании.

Центр совсем новый, все чисто и прагматично. На входе, как и везде в Японии, надо оставить свою обувь и дальше идти в носках или тапочках. Знакомимся с директором г-ном Нарито, дарим традиционные водку и хохломскую шкатулку. Нас угощают холодным зеленым чаем в бутылках. Кажется, его здесь пьют постоянно: новая привычка вечно спешащих работников, когда на церемонии просто не остается времени.

В стране перерабатывается почти половина всего яйца, но, так как много яйца потребляется и в сыром виде, вся цепочка производства прослеживается до фермы, а санитарные требования очень жесткие, что называется «зеро толеранс».

У «Томару» есть лаборатория и отдел качества, который постоянно публикует результаты исследований на сайте. Высокое качество вообще стало девизом компании и вынесено на ее логотип.

Нас пускают во все закоулки, охотно отвечая на вопросы. Процессы максимально роботизированы, что по нашим меркам очень дорого. Однако, Япония стремительно стареет, уже почти треть населения за 65, то есть пенсионеры. Рабочих рук начинает не хватать, стали появляться трудовые мигранты, в основном китайцы и вьетнамцы.

На ферме нас встречает менеджер г-н Морито. Здесь содержится более миллиона несушек, птичники обычные для Японии — трехэтажные; как и у нас почти вся птица содержится в стандартной клетке. Половина несушки в стране проходит через линьку. Весь помет обязательно компостируется и продается, пусть зачастую и без прибыли, в качестве удобрения. Компания работает с двумя нашими кроссами Бабкок и Декалб; г-н Морито отмечает высокое качество яйца от них и превосходную конверсию корма. Кстати, здесь недалеко расположена старейшая в мире испытательная станция «Гумма», на которой породы кур сравнивают уже почти сто лет: племенные цыплята в стране стоят очень дорого, а столовое яйцо — примерно, как у нас. Поэтому местные фермеры постоянно мониторят, какой кросс самый эффективный.

 

Кампай за Бабкок!

Вечером ужинаем с Такаши Томару, президентом «Томару», и его сотрудниками. Делимся впечатлениями от увиденного за день, японцы много спрашивают о России, просят показать на карте из каких мы городов. Мы хотим попробовать, что едят местные. Нам приносят много небольших порций, в основном вариации, почти без специй лотоса, древесных грибов и тофу. Выясняем, что палочки по традиции следует сначала подержать в правой руке, потом переложить в левую и снова взять в правую. И никогда не втыкайте палочки в рис!

На фото (слева направо): Юичи Томару, вице-президент, Такаши Томару президент, Ясуо Сакурай, генеральный директор «Томару», Ярослав Немировский, «Хендрикс Дженетикс» (Россия), Игорь Исаев, «Заря» (Красноярск), Наоки Гото, «Хендрикс Дженетикс» (Япония).

За разговором отдаем должное местным напиткам: и пиво, и сакэ, и виски действительно замечательные: «Кампай!». Прадед г-на Томару занялся птицеводством в 1925 году, начав с пары сотен курочек, через три года был построен небольшой инкубатор, в 60-е годы стали работать с импортной птицей, тогда это был кросс Шейвер. Недавно занялись разведением молочных коров и откормом мясных бычков породы Вагю. Строго говоря, под этим названием здесь разводится четыре породы, дающих мраморное мясо с тонкими прослойками жира. Говорят, раньше таким бычкам полагались регулярный массаж и пиво, но сегодня похоже обходятся без этого. Такеши Томару — большой путешественник, и мы договариваемся, что в следующий раз встретимся уже у нас.

Попрощавшись, мы, повторяя за Наоки, долго стоим в полупоклоне с руками по швам, пока машина с машущим нам в приоткрытое окно президентом не исчезла из виду. Японцы вообще очень уважительны, получить несколько поклонов за то, что придержал лифт тут в порядке вещей. К этому быстро привыкаешь и уже ловишь себя на том, что и сам потихоньку начинаешь кланяться в ответ. Но все же мы очень удивились, когда впервые увидели, как наш проводник, отвечая на звонок клиента, вскочил, вытянулся в струнку и стал отвешивать глубокие поклоны невидимому собеседнику.

В выходные решили поискать пищи и для души и посетить место паломничества — 14-метровую бронзовую статую Будды в Камакуре. Статуя XIII века действительно впечатляет своим размерами и изяществом. Синтоизм и буддизм тесно переплетены в жизни японцев, а храмы расположены рядом. Сняв обувь, заходим в храм Синто. Название религии означает “Путь богов”, а ее предписание — жизнь в согласии c природой и людьми. Бросаем по монетке на алтарь. «Два поклона, два хлопка, еще поклон и загадывайте желание», — поучает нас Наоки.

На следующий день едем в природный парк Никко. Погода выдалась отличная. Императорская вилла, горное озеро, красивейший водопад и напоследок — Фудзи в лучах заката на берегу Тихого океана.

После мы побывали еще на нескольких предприятиях, что вскоре слилось в памяти в череду переездов, офисов, рукопожатий, презентаций и нескончаемых вопросов-ответов.

Дни пролетели быстро и вот уже снова аэропорт. Только привыкли к местному времени! Да, в Японии интересно, но лично меня впечатлили не высокие технологии, а то, как здесь органично сочетают прошлое и будущее, природу и хай-тек. Это надо обязательно увидеть и одной короткой поездки, конечно, мало. Как говорят японцы: «Саёнара».

 

Слева направо: Ярослав Немировский, г-н Морито, Игорь Исаев, Наоки Гото.

aromadon.ru
квс-перерожьдение.рф
1 ekokom.com
2 atl-ltd.ru
3 agro-pro

Популярные за месяц