каргилл
cargill 1140*390 2021_04
raisioaqua.com с 18.01 по 24.02

Органические производители надеются на помощь государства

13 янв 2021г.
652

Вступивший в силу в январе 2020 года закон об органическом производстве повысил интерес к органике, но недоработки и отсутствие эффективной поддержки со стороны государства серьезно замедляют развитие этого сектора аграрной экономики — считают производители. По мнению Национального органического союза, ожидания и планы, которые были связаны с принятием законодательного акта, реализованы пока на 25 %.

Представители отрасли положительно оценили сам факт принятия закона и его вступление в силу. Генеральный директор агрохолдинга «АгриВолга» Елена Яшаева (интервью  «Органика — это всерьез и надолго» читайте в Sfera Food Market № 2,2020) считает, что движения в секторе видны, люди проникаются этой темой.

По ее словам, закон помог донести до потребителя полезность продукта. «До вступления его в силу был слышен скепсис, что органика — это маркетинговый ход, так же, как "эко" и "био". К сожалению, фермерские эко- и биопродукты, действительно, не органика, и потребители уже начали это понимать. А еще начали сознательно относиться к слову "органика", — подытожила Яшаева. — Те правила и требования, которые мы вынуждены соблюдать и соответствовать им, это, с одной стороны, лишние затраты, контроль, с другой — только такими методами можно заработать доверие потребителей».

«Благодаря закону органические продукты стали более популярны, маркировки более узнаваемы, — считает исполнительный директор и учредитель компании "Черный хлеб" Евгений Шифанов. — Ритейл тоже становится активным, в магазинах появляются специальные полки для органики, которые надо заполнять».

Совладелец и автор проекта «Биоферма Кубани» Сергей Воданюк, отмечая положительное влияние закона, обращает внимание на то, что он помог «почистить полки в магазинах от ненастоящей "органики", с них исчез фальсификат».

Органическое сельское хозяйство

Старые проблемы, новые риски

В то же время, отметил Воданюк, пробелы в законодательстве остаются и касаются они, в первую очередь, понятия «органическое». «Для гармонизации с международными стандартами нужно установить эквивалентность терминов "органик", "био" и "эко", иначе возникает много проблем, — сказал он. — Например, возникают какие-то другие варианты законопроектов, по которым экологическим называют то, что таковым не является».

«Безусловно, сохраняются пробелы, ткань законодательства имеет разрывы и дыры, — согласен президент холдинга "Аривера" Илья Калеткин. — Перед принятием закона представители органической отрасли говорили, что необходимо разработать дорожную карту и топологию будущего законодательства. Но этого в полном объеме сделано не было. Пошли по пути "давайте примем закон, а потом уже будем обсуждать все остальное, пришивать на живую нитку дополнительные куски"».

По его словам, до сих пор не выстроены взаимоотношения между органами государственной власти, которые отвечают за развитие органического рынка, и субъектами этого рынка, которые объединены в союзы.

«Государству не удалось с его помощью убедить сельхозпроизводителей, что им будет выгодно заниматься органикой. Нет полноценной государственной программы развития органического земледелия, — считает Калеткин. — И даже больше: у тех производителей, которые уже в органике, усилились страхи, например, в связи с изменением процедуры сертификации, с отсутствием взаимного признания российских и международных сертификатов».

Те, кто давно в органике и сертифицируется по европейским стандартам, теперь вынуждены проходить еще и сертификацию на соответствие российскому закону. Это дополнительные время и деньги, лишние усилия.

Как считает Елена Яшаева («АгриВолга»), еще один очевидный пробел в органической сфере — это отсутствие поддержки на территориальном уровне, отсутствие субсидий и понимания у территориальных законодателей.

«Мы не можем объяснить, как мы используем наши сельхозучастки. Органик обязан предоставить животным свободный доступ к пастбищам, выгулу. Поэтому мы не используем эти земли как пашни. А муниципальными органами это трактуется как "отсутствие работы на земельном участке", — делится Яшаева. — Сейчас мы доказываем в суде, что мы не можем использовать пестициды, убивать вредные растения на поле, и что полезные растения животные употребляют в пищу, пасясь на полях».

Учредитель группы компаний «Юфенал» Андрей Теренин поделился другой проблемой: по требованию Россельхознадзора вся продукция, которая идет на экспорт, подлежит обеззараживанию. «Но нет органа, который имеет лицензию на обработку органической продукции. Ситуация может остановить или, по крайней мере, поставить под вопрос экспорт органики, — предупредил он. — Надо разъяснить, что органика, идущая на экспорт, не подлежит фумигации. Но это пока не делается».

Органическое сельское хозяйство

«Для экспортеров появились дополнительные препоны. Теперь им нужно получать и европейский, и российский сертификаты, так как, в соответствии с нашим законодательством, при экспорте требуется фумигация зерна и бобовых, отправляемых за рубеж, — поясняет Илья Калеткин («Аривера»). — Чтобы ее избежать, необходимо доказать контролирующим органам, что эта продукция — органическая, а европейский сертификат в качестве такого подтверждения они не признают».

«Есть проблемы и у импортеров органики из-за рубежа. Сейчас у них собираются требовать прохождения российской сертификации. Но наш рынок пока не очень интересен производителям европейской органики с точки зрения продаваемых в России объемов, и такое требование приведет к тому, что они просто уйдут с нашего рынка», — предупреждает Калеткин.

С тем, что такая угроза существует, согласна директор ООО "Хипп" (дочка германской Hipp, поставщик органического детского питания) Ольга Ратникова. «Учитывая, что в России порядка 80 % пока занимает импортная органическая продукция, эта проблема ставит её под угрозу. Для сохранения здоровой конкуренции в органическом секторе на период становления и укрепления российской органики необходимо установить переходный период, в течение которого будут признаваться зарубежные сертификаты», — считает она.

Как заявила Ратникова, «в условиях, когда не признаются зарубежные сертификаты, у производителя и сертифицирующего органа возникает необходимость сертифицировать всю цепочку производителей используемого сырья, начиная от поля, что может оказаться невыполнимым из-за огромного количества фермерских хозяйств и производителей, выращивающих сырье для поставщиков». Это требует значительных ресурсов у сертифицирующего органа (опытные специалисты, эксперты), которых пока слишком мало, как и самих органов по сертификации, а также ведет к сильному удорожанию затрат на сертификацию у производителя», — подчеркивает она.

Аналогичная проблема возникает и у зарубежного производителя, который должен получать сертификат у российского органа сертификации.

Как считает Ратникова, пробелом в законодательстве также является отсутствие специализированной ответственности за нарушение закона, в частности — за реализацию продукции, в названии которой используются слова «органик» без сертификации. «Пока нарушителей можно привлечь только за нарушение правил маркировки, введение потребителя в заблуждение, но практики по этому вопросу нет», — сетует она.

Что делать

В этих условиях, считают представители отрасли, они вправе рассчитывать на поддержку государства. «Нужно выровнять условия, при которых работают представители классического сельского хозяйства и органического, — заявила Елена Яшаева ("АгриВолга"). — Нужно дать дотации производителям органики на сертификацию. В классическом сельском хозяйстве сертификации нет, а в органике есть: это затратная процедура, на нее уходит до 300 тыс. рублей в год».

Поскольку классическое сельское хозяйство получает дотации на покупку минудобрений, органики вправе рассчитывать на дотации на закупку биопрепаратов и биоудобрений, считает руководитель агрохолдинга. Необходима также так называемая погектарная поддержка, особенно в период конверсии, когда предприятие переходит от классики к органическому производству, и эта субсидия должна быть в 3-5 раз больше по сравнению с классической поддержкой.

Елена Яшаева привела в пример опыт Германии, где в первый год конверсионного периода дотации составляют около 500 евро на гектар, во второй год — чуть более 300 евро, в третий год — 200 евро.

«Если будет государственная субсидия, и она будет работать как в Европе, то это поможет. Если же это будут незначительные меры, то, я думаю, органическое производство будет сокращаться, — рассуждает Теренин ("Юфенал"). — Так мы уже сократили площади органических земель на 30 %, перевели их в традиционный статус, где можно применять химию, которая помогает давать больший урожай и прибыль».

«Да этих мер просто нет», — категоричен Воданюк («Биоферма Кубани»). «Нужна поддержка, например, в виде субсидирования затрат на приобретение биологических средств защиты, органических удобрений, посевного материала, семян, — считает предприниматель. — Почему важно субсидировать эти затраты? Потому что будет мультиплицирующий эффект: будет развиваться инфраструктура».

Между тем в Мордовии, как сообщил Илья Калеткин («Аривера»), республиканский Минсельхоз помог тем, что поставил повышающий коэффициент для производителей органики в области мер погектарной поддержки, а также утвердил повышающий коэффициент на субсидии по молоку. «От лица производителей органики просим все субъекты РФ оказать такую же поддержку во всех регионах, где уже существует органическое земледелие», — подчеркнул он.

Как считает Ратникова (ООО «Хипп»), господдержка органикам нужна в виде субсидий производителям, льготного кредитования, налоговых преференций.

На фермах агрохолдинга "Агриволга"

Пока одни декларации

Как считает исполнительный директор Национального органического союза Олег Мироненко, ожидания и планы, которые были связаны со вступлением закона об органике в силу, реализованы пока на 25 %. «Сегодня государство больше декларирует, что оно поддерживает и развивает органический сектор, чем совершает реальные шаги», — заключил он.

По мнению Мироненко, главная причина в том, что закон так и не запустил федеральные и региональные программы государственной поддержки: «Минсельхоз не определил приоритеты в развитии сектора. Государственная политика в органической отрасли так и не сформирована. Отсутствует система сбора информации по количеству производителей, сертифицированной земле, объему рынка и проч., всего того, на основании чего строятся дальнейшие прогнозы по его развитию».

И как результат — органики нет ни в одной федеральной программе или подпрограмме, направленных на развитие сельского хозяйства на ближайший период. Поэтому сегодня никто не знает, сколько денет государство готово вложить в развитие сектора и что оно за это хочет получить.

Приятным исключением Мироненко называет тот факт, что несколько регионов самостоятельно стали реально поддерживать своих производителей. Это Воронежская и Томская области, где приняты программы развития органического сектора. В некоторых регионах выделяются субсидии, но таких примеров крайне мало.

В настоящее время в реестре производителей органической продукции 55 предприятий. Но 70 % из них ранее уже имели международные или частные сертификаты, а сейчас лишь перешли под российскую сертификацию.

«Количество новых компаний крайне незначительно, причем 11 из них — производители органического алкоголя. Вновь появившиеся компании пришли на рынок исключительно за счёт собственных инвестиций, без какой-либо поддержки государства», — подчеркнул Мироненко.

Экспорт под вопросом

Глава НОС напомнил, что при принятии закона декларировалось, что Россия должна занять 10-15 % мирового рынка органики. «Однако участие государства в развитии экспорта ограничилось пока поддержкой Российского экспортного центра делегации РФ на выставке BioFach 2020 в феврале в Нюрнберге, — отмечает он. — В приказе Минсельхоза о поддержке экспорта, об органике  — ни слова. Более того, именно в этом году органические экспортеры столкнулись с проблемой фумигации, проведение которой потребовал Россельхознадзор. Это превращает продукцию из органической в неорганическую». В результате производители Саратовской области, Красноярского и Пермской краев практически сорвали экспортные контракты.

Рынок органической продукции в РФ в 2019 году составил 193 млн евро против 183 млн евро в 2018 году. Это 22-е место в мире. Сегодня один житель России потребляет органической продукции на $1 в год. Для примера, в Дании, Швейцарии этот показатель составляет почти 380 евро в год.

О чем закон?

Закон об органическом производстве вступил в силу в РФ с 1 января 2020 года. Он ввел запрет на применение агрохимикатов, пестицидов, антибиотиков, стимуляторов роста для откорма животных, гормональных препаратов, за исключением тех, которые разрешены к применению действующими в РФ национальными, межгосударственными и международными стандартами в сфере производства органической продукции. Запрещается также использовать трансплантацию эмбрионов, клонирование и методы генной инженерии, генно-инженерно-модифицированных и трансгенных организмов, а также продукцию, изготовленную с использованием генно-инженерно-модифицированных и трансгенных организмов. Производство органической продукции также несовместимо с гидропонным методом выращивания растений.

Кроме того, запрещается производство органической продукции на том же оборудовании, что и обычной продукции, также нельзя смешивать органические и неорганические продукты при хранении и транспортировке. Запрещается использовать упаковку, потребительскую и транспортную тару, которые могут привести к загрязнению органической продукции и окружающей среды, в том числе использовать поливинилхлорид (ПВХ, используется для производства труб и оконных профилей) для упаковки, потребительской и транспортной тары.

По материалам «Интерфакса»

1 ekokom.com
2 atl-ltd.ru
соя 2021 160
конкурс
соя 2021 160
1 ekokom.com
конкурс

Популярные за месяц

alfa lab 1140*125 2 2021_04