SnackTech
Ишида

«В перспективах соевых продуктов я не сомневаюсь»

Фото Степан Инюточкин
19:00 29 янв 2020г.
262

Степан Инюточкин

Исполнительный директор компании «Соя АНК»

В России самым благоприятным регионом для выращивания сои является Дальний Восток, точнее Амурская область. Климатические условия здесь таковы, что позволяют получать соевые бобы с самым высоким содержанием протеина – ценного растительного белка. Об особенностях ведения соевого бизнеса на Дальнем Востоке рассказывает исполнительный директор компании «Соя АНК», постоянный участник конференции ИД «Сфера» «Мировая соя» Степан Инюточкин.

Степан, в названии вашей компании слово «соя» не вызывает вопросов. А что означает аббревиатура АНК?

– АНК расшифровывается как Амурская Надежная Компания.

То есть вы себя позиционируете на рынке уже самим названием. Как давно компания занимается соей?

– С 2014 года. У нашей компании четыре направления деятельности: растениеводство, выращивание сои, производство молока и строительство. У нас в наличии собственные посевные площади – сорок тысяч гектаров. На них мы выращиваем овес, ячмень, кукурузу. Но главная культура, конечно, соя.

К сое мы пришли не сразу. «Соя АНК» – компания семейная, существует 25 лет. Бизнес основал мой отец, Павел Николаевич Инюточкин. Прежде чем заняться соей, он многое перепробовал. Мы находимся на границе с Китаем, поэтому бизнес изначально был связан с этой страной: компания торговала техникой. Потом решили переключиться на нефтегазовый бизнес – открыли свою сеть заправок. Затем занялись и по сей день продолжаем заниматься строительством: на рынке Амурской области возводим жилые дома, офисные здания. Так вот, методом проб и ошибок пришли к растениеводству и производству молока. У нас своя животноводческая ферма, точнее, племенной завод – 1200 голов дойного стада.

 

Широкий диапазон деятельности. Какое место в ней отводится сое?

– Ведущее. Амурская область – аграрная. У нас самые благоприятные агроклиматические условия в России для выращивания сои. Это выражается в наибольшем количестве солнечных дней, так что соя успевает не просто вызреть, но и накопить самое высокое содержание протеина. А именно протеин является главным богатством соевых бобов. Имея такое природное преимущество, грех не заняться растениеводством. Конечно, мы знали, что в России ощущается острая нехватка растительного белка для производства кормов, продуктов для здорового питания, лекарств. Сначала мы просто выращивали сою и продавали ее как сырье. Но быстро поняли, что, если заняться переработкой бобов, маржинальность бизнеса резко возрастет.

Другое наше преимущество – мы выращивает экологически чистую продукцию, наша соя не содержит ГМО. Интерес к такой продукции растет во всем мире, а это дает значительные конкурентные преимущества и сулит хорошие перспективы для экспорта.

Переработка сои – это производство шрота?

– Не только. Действительно, мы производим соевый шрот. В России заводов по переработке сои немного, поэтому данная продукция востребована. В сутки мы выпускаем 200 т шрота. Изначально мы рассчитывали именно на внутренний рынок, но с недавних пор стали ориентироваться и на экспорт тоже. Кроме соевого шрота мы производим гидратированное соевое масло – 10 000 т в сутки.

 

Как я понимаю, проблем с реализацией нет?

– Российские комбикормовые заводы нуждаются в соевом шроте, а с недавних пор мы начали сотрудничать с Казахстаном, Японией. Что касается масла, то в 2018 году у нас введена в эксплуатацию линия рафинации и расфасовки. Сначала мы поставляли масло преимущественно в Китай.

Сегодня масло под брендом «Жемчужина Амура» реализуется в России, Китае, Вьетнаме, Корее. В планах – расширение диапазона поставок в другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Японцы – требовательные партнеры. Не всякому удается наладить с ними сотрудничество…

– Подготовка к подписанию контракта заняла у нас полтора года. Японская сторона очень внимательно относится к качеству. И то, что контракт все-таки состоялся, означает, что наша продукция высокого качества. Для нас это важно и престижно. Пока этот контракт не высоко прибыльный, он, скорее, престижный, чем значимый: в Японию мы ежемесячно поставляем 250 т шрота. В будущем планируем выйти на большие объемы. Но для нас это опыт сотрудничества с зарубежной компанией высокого класса. В данном случае мы работаем на перспективу.

От кого исходила инициатива сотрудничества: от вас или японцев?

– Два года назад мы ездили в Страну восходящего солнца для участия в бизнес-миссии. Там знакомились с местными предпринимателями. В результате завязались не только партнерские, но дружеские отношения. Тем не менее, прежде чем отгрузить первую партию соевого шрота, мы обсудили все нюансы.

Наша компания была первой российской фирмой, которая вышла на рынок бобовых в Японии, так что были досконально изучены вопросы качества, логистики, подготовлены необходимые документы, сертификаты.

Времени ушло немало, зато сейчас проблем по поставкам нет, все идет по накатанной дорожке.

Выступая на конференции «Мировая соя» в Петербурге, вы говорили о логистических проблемах. Они уже решены?

– Не вполне. В Японию мы можем отправить груз только морем. Для этого нужно доставить его до ближайшего российского порта. В нашем случае это Владивосток. Туда шрот идет на машинах или по железной дороге, упакованный в мешки. Во Владивостоке машины нужно разгрузить, складировать груз до отправки, потом погрузить его на судно. Это непросто, затратно и небыстро. Другое дело, когда можно отправлять продукцию в трюмах навалом. Это гораздо проще и обходится дешевле, соответственно, позволяет увеличить объемы поставок. Сейчас груз идет до конечного потребителя в течение полутора месяцев. Новый способ отправки позволит сократить этот срок до двух недель. Мы прорабатываем возможность изменения способа транспортировки, надеемся, что получится его осуществить.

Ваши российские конкуренты тоже осваивают японский рынок?

– Поскольку мы живем на Дальнем Востоке, азиатские рынки интересны практически всем, кто занимается бизнесом. Иногда проще сотрудничать с теми же китайцами, чем с российскими компаниями, которые находятся от нас за тысячи километров. Китай – вот он, нужно только реку Амур пересечь. Раньше сотрудничеству препятствовали проблемы навигации, а теперь, когда через Амур, наконец, построен мост, сделать это проще.

Не думали о том, чтобы полностью переключиться на экспортный рынок?

– Мировая конъюнктура постоянно меняется. Сегодня у нас есть возможность работать на экспорт, и мы это делаем. Но никто не застрахован от неожиданностей: введут новые санкции или появится запрет на вывоз определенной продукции… Всякое может случиться.

Стратегия нашей компании – работать на оба рынка, внутренний и внешний. Мы развиваемся, расширяем границы бизнеса, чтобы обезопасить себя от возможных неприятностей.

Есть еще одна проблема: Амурская область находится настолько далеко от российских покупателей соевого шрота, что нам сподручней работать на экспорт. Российским потребителям наша продукция обходится дорого, ведь на цену от производителя накладывается серьезная транспортная составляющая.

Называя вещи своими именами, вы теряете российских покупателей?

– Сегодня мы около 60% продукции продаем российским предприятиям, а 40% идет на экспорт. Список зарубежных партнеров постепенно расширяется, а российских, к сожалению, идет на убыль. Мы отправляем свою продукцию в Ленинградскую, Вологодскую, Ивановскую, Челябинскую, Курганскую и другие области. Но тенденция такова, что цена на сою падает, потому что в западных регионах страны сою тоже выращивают и она дешевле нашей.

По протеиновому составу дальневосточная соя лучше, но при составлении контракта для российских покупателей в приоритете цена, а не качество. Обидно, но факт. Получается, мы производим один из лучших продуктов в стране, но продаем его за рубеж.

Каким вам видится выход из создавшегося положения?

– На мой взгляд выход только один – субсидирование транспортировки груза с Дальнего Востока государством.

С соевым маслом аналогичная ситуация?

– Соевое масло «Жемчужина Амура» – это продукт, которым мы гордимся. На выставке «Продэкспо» мы получили за него серебряную и бронзовую медали, на «Золотой осени» в Москве – золотую медаль. Недавно пришло сообщение, что масло «Жемчужина Амура» стало лауреатом первой степени Всероссийской конкурсной программы «100 лучших товаров России».

«Соя АНК» стала первой российской компанией, которая вышла на рынок соевого масла Вьетнама. Этих партнеров мы не искали, они сами вышли на нас, прочитав информацию в Интернете.

Переговоры мы провели дистанционно, обсудили объемы и перспективы сотрудничества. Потом просто съездили во Вьетнам на подписание контракта. С февраля 2019 года ведем стабильные поставки соевого рафинированного дезодорированного масла, бутилированного в емкостях по два и пять литров. У нас имеется дистрибьютор во Вьетнаме, который продвигает продукцию компании на вьетнамском рынке.

Мы также поставляем рафинированное масло в Корею, только не бутилированное, а наливом. «Жемчужину Амура» охотно покупают представители Китая, Японии. И достаточно часто партнеры сами нас находят, используя информацию из СМИ, как это сделали вьетнамцы. Наше масло охотно используют производители майонезов.

Это реальные достижения компании «Соя АНК». Ими гордится компания, специалисты всей отрасли, местные власти и даже правительство страны. Наши достижения отмечают не только дома, но и в тех странах, где мы работаем.

В западных регионах России соевое масло не часто встретишь на прилавках. Почему оно так высоко ценится в Азии?

– По вкусовым качествам соевое масло ничем не уступает подсолнечному, а по некоторым характеристикам превосходит его. Например, рестораны предпочитают использовать соевое масло, потому что оно не пенится, не дымит, выдерживает высокий нагрев.

Дополнительное преимущество – мы изготавливаем его из местного сырья, гарантируем отсутствие ГМО. Последнее обстоятельство очень важно для наших зарубежных партнеров. Также мы имеем на масло сертификаты ЭКО и Халяль.

Попробуйте сделать прогноз: каким, на ваш взгляд, будет рынок сои в России через десять лет?

– К сожалению, сегодня культура потребления продуктов из сои в нашей стране достаточно низкая. Многие относятся к ней с предубеждением, вместо растительного белка предпочитают употреблять животный. В пищевой промышленности соя тоже используется недостаточно широко. Я уже не говорю о производстве лекарств, косметических средств и прочего, что давно и широко производится у наших соседей из Юго-Восточной Азии и в странах Европы. Но эта ситуация преодолима. Я уверен, что через 10 лет соя займет полагающееся ей место в нашем рационе и принесет пользу здоровью многих поколений моих соотечественников. А в том, что производство этой прекрасной бобовой культуры вырастет многократно, не сомневаюсь ни секунды.

Журнал по теме
СФЕРА: Технологии. Корма. Ветеринария.
№ 1 (11) 2020
20 янв 2020г.
352
Cargill provimi.ru