Популярное
Следующая
4 года назад 3274

Российская рыба: реальность или утопия?

Российская рыба: реальность или утопия?

В начале июля этого года в нашей стране наконец был принят закон «Об аквакультуре (рыбоводстве) и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Данный документ, как видно из названия, затрагивает очень широкий спектр интересов: и рыбоводов, и рыболовов, и переработчиков, а также, безусловно, государства и потребителей. Для всех перечисленных сторон будет выгодно, если российский рыбный рынок будет насыщен не зарубежной продукцией, качество которой зачастую вызывает много вопросов и нареканий, а отечественной, причем свежей и по приемлемой цене.

У Закона есть и еще один нюанс: на данный момент для него дописывается ряд подзаконных актов и постановлений, которые должны быть окончательно приняты к концу этого – началу следующего года. Следовательно, в ближайшие два месяца российские предприятия рыбоводства и рыбопереработки могут повлиять на окончательную редакцию документа, которым они будут руководствоваться в своей дальнейшей работе.

Рассмотрим, каким закон «Об аквакультуре» работает уже сегодня, чего ждут представители бизнеса от окончательной редакции данного документа, а также узнаем мнения представителей власти о том, каким образом Закон поможет развиваться рыбному бизнесу.

Вторая Международная конференция «МАСЛОЖИРОВАЯ ИНДУСТРИЯ»

 

Рыбная статистика

По данным экспертов потребление рыбы в России растет. По разным оценкам в прошлом году оно составило 22-24 кг на душу населения.

В основном рыбный рынок нашей страны формируется за счет продукции, выловленной на территории российских вод, а также за счет импортной рыбы различной степени переработки, как правило, выращенной искусственно. Соответственно, через какое-то время наша страна может столкнуться с двумя проблемами. Водные биоресурсы России, которые практически не восполняются, будут постепенно исчерпываться. Зарубежные государства, ориентированные на экспорт, выращивая все больше рыбы, постепенно полностью оккупируют своей продукцией прилавки наших магазинов.

Решение данной проблемы, на первый взгляд, кажется очень простым. Необходимо развивать и поддерживать российские предприятия аквакультуры. Именно они смогут не только снабжать рыбоперерабатывающие компании сырьем, но и восполнять естественные биоресурсы. Последнее направление деятельности, кстати, предусмотрено в принятом законе «Об аквакультуре».

Однако какую часть российские рыбоводы занимают в рыбопромышленном комплексе нашей страны? Минимальную. По словам председателя «Рыбного Союза» Юрия Алашеева, в России на данный момент добывается в 30 раз больше рыбы, чем выращивается. Годовой объем товарной рыбы, выращенной на предприятиях аквакультуры, в совокупности составляет 148 тыс. т. Для сравнения, в Китае выращивается 40 млн т.

При этом в России находится 2,5 тыс. рыбоводных предприятий, выращивающих рыбу. Они есть как на прибрежных территориях – на Дальнем Востоке, в Мурманском и Каспийском регионах, так и внутри страны, на нерыбацких территориях.

Часть компаний, занимающихся аквакультурой, в числе которых «Русское море – Аквакультура» и «Русский лосось», вкладывают в рыбоводство серьезные инвестиции и могут в ближайшее время значительно поспособствовать реализации программы по импортозамещению. Особенно если государство окажет им должную поддержку.

Закон в действии: первые результаты

При том, что закон «Об аквакультуре» еще не заработал в полной мере, некоторые плоды он все же дал. Подробно об этом рассказывает Григорий Шаляпин, заместитель директора Департамента регулирования агропродовольственного рынка, пищевой и перерабатывающей промышленности МСХ РФ:

– На поддержку аквакультуры выделяются средства как федерального, так и национального бюджетов. Формы поддержки сохранятся те же, что были в программе сельского хозяйства: поддержка ветеринарной, мелиоративной и племенной деятельности. Отмечу, что данные формы поддержки предусматривают ассигнование. Также предусмотрены субсидиарные формы поддержек и страховые выплаты. В целом мы должны выпустить 14 проектов нормативных актов на реализацию закона «Об аквакультуре» и 19 – на реализацию госпрограммы.

Можно констатировать, что в административном порядке хозяйствам, занимающимся аквакультурой, оказана серьезная поддержка. При этом, разрабатывая подзаконные акты, мы стараемся, чтобы меры стимулирования рыбоводов были приняты с учетом нюансов конкретного региона.

В адрес составителей закона со стороны представителей бизнеса были выдвинуты обвинения в том, что документ бланкетный, то есть содержит много отсылочных норм. Однако я считаю, что это скорее его достоинство, чем недостаток: регионы расположения предприятий аквакультуры разные, и конституция позволяет принимать дополнительные поправки для каждого субъекта страны. Например, право допуска к рыбоводному объекту. В одном регионе можно заключить договор публичной оферты, в другом необходимо проводить конкурс или аукцион – все зависит от населенности и наличия свободных земель.

В целом юристы считают, что для наших рыбоводов созданы в рамках Закона очень серьезные преференции. Российским предприятиям аквакультуры, в отличие, скажем, от австралийских, для того чтобы заниматься данным видом бизнеса, нет необходимости получать дорогую лицензию или диплом, дающий допуск к этой деятельности.

Кроме того, чтобы хозяйство занималось рыбоводством, до принятия Закона необходимо было получить четыре документа. С его принятием нужен всего один документ – договор на право пользования рыбоводным участком. А если рыборазведение осуществляется без использования акватории – решение на водопользование. Ни в том, ни в другом случае предприниматели не должны платить за воду.

Если говорить о практике применения закона «Об аквакультуре», то ее влияние ощутимо: многие рыбоводные фермы уже в судебном порядке урегулировали вопросы о допуске к водным объектам, даже возбужденные дела в отношении предприятий аквакультуры, требующие получения договора и оплаты за воду, были приостановлены.

Еще один положительный момент в том, что Законом легализовано пастбищное рыбоводство. Эта деятельность уже стала интересна представителям бизнеса, которые ранее считали ее нерентабельной из-за огромных затрат на воду.

Сейчас сложно говорить о каждом виде поддержки, который прописан в проектах актов, однако о том, что мы вдохнули надежду в предприятия аквакультуры, можно сказать с уверенностью.

Некоторые виды поддержки пока вызывают у создателей подзаконных актов ряд вопросов. В частности, поддержка может быть как на реализованную продукцию, так и на произведенную. Однако что такое поддержка произведенной продукции и каким образом она должна оказываться? После зимовки, например, количество произведенной рыбы может снизиться. На мой взгляд, это очень сомнительная форма. А вот частичное погашение затрат на реализованную продукцию – другое дело. Однако и тут есть обратная сторона медали. Мы уже наблюдаем некое соревнование между субъектами. В частности, Астраханская область в своей программе прописала, что местные рыбоводы должны поставлять рыбу в ближайшие регионы – Ростовскую область и Краснодарский край, и за реализацию продукции часть средств рыбоводам будет возвращаться. Аналогичные формы поддержки есть и в упомянутых областях. И получается, что, например, при вывозе продукции в Ростовскую область губернатор дает предприятиям аквакультуры своего региона 4 руб. на кг, а губернатор Ростовской область дает 6 руб., если производитель данного региона вывозит свою продукцию в Астраханскую область.

В предпоследней редакции закона был внесен пункт об изменении в лесной кодекс, где хотели урегулировать вопрос допуска к землям лесного фонда. Однако этот пункт убрали, так как он уже есть в законе о сельскохозяйственной деятельности, к которой, в соответствии с законом «Об аквакультуре», относятся и предприятия рыбоводства. Следовательно, на землях, прилегающих к территории предприятия, можно будет размещать оборудование для рыбоводства.

Еще одно преимущество Закона – признание того, что рыба является собственностью рыбовода. По сути, это защита частной собственности: право изымать продукцию из садков есть только у владельца бизнеса. И если раньше рыбаки, живущие близ форелевых хозяйств, могли безнаказанно разрезать садки, а потом рыбачить в водоеме, где они расположены, то сейчас за такую рыбалку они попадут под суд за кражу.

 

Отстаивая собственные интересы

На вопрос о том, кто повлиял на государственные структуры, заставив их в сравнительно короткие сроки принять закон «Об аквакультуре», ответ очевиден: сами предприятия аквакультуры, а также отраслевые организации. О том, как продвигать интересы рыбоводов и каким образом можно повлиять на содержание подзаконных актов, расскажут представители «Рыбного союза».

 

Юрий Алашеев, председатель «Рыбного союза»:

– К сожалению, в нашей стране рыбный бизнес до сих пор воспринимается как рыбодобыча. Для нас важно убедить государство, что рыбохозяйственный комплекс – не только добыча, но также переработка и аквакультура. Для роста отрасли именно аквакультура и переработка играют важную роль.

Сырьевую базу, которая постоянно уменьшается в естественных водных ресурсах нашей страны, нарастить достаточно трудно. Это можно сделать лишь на несколько процентов – кстати, не без помощи предприятий аквакультуры. Зато, расширив ассортимент и углубив степень переработки рыбной продукции, можно увеличить валовый отраслевой продукт.

Долгое время в России не было такого органа, который бы отвечал за аквакультуру и переработку.

Безусловно, предприятиям, занимающимся переработкой и аквакультурой, не стоит пускать процесс разработки подзаконных актов на самотек. Здесь нам можно поучиться у рыбаков, активное участие которых при разработке закона «О рыболовстве» и составлении дополнений к нему позволило им добиться закрепления квот, отмены НДС, получения льготы по снижению налога на 85%. А ведь рыболовство – гораздо более прибыльный сегмент, чем аквакультура и переработка.

 

Сергей Гудков, исполнительный директор «Рыбного союза»:

– Необходимо, чтобы проблемы рыбопереработчиков и предприятий аквакультуры увидели представители власти: правительство и ведомство, которое ими занимается. В нашем случае – это Министерство сельского хозяйства.

Рыбодобытчики, которые законно, правильно и результативно требуют для себя льгот и преференций, в итоге добились инвестиционной привлекательности своей отрасли.

Рыба реализуется через предприятия розничной торговли, сети. Ассоциация компаний розничной торговли «АКОРТ» – одна из самых серьезных лоббистских организаций в России. Она очень активно отстаивает свои права, в которых их пытаются ограничить в рамках закона «О торговле», и формирует позитивный образ предприятий, заявляя о том, что розница предлагает потребителю только качественную продукцию, в том числе, рыбную, тщательно выбирая поставщиков.

При этом между участниками и предприятиями розничной торговли появился информационный вакуум, который заполнился слухами, в частности, о том, что рыба продается с наценкой в 70% к фирмам-однодневкам, которые в последствие занимаются ее реализацией. И вместо того чтобы формировать позитивное отношение к рыбной продукции совместно, сети и поставщики рыбы с трудом находят общий язык.

Для того чтобы донести представителям не только торговли, но и власти объективную информацию о том, как движется рыбная продукция, необходимо инициировать мероприятия, на которых все участники торговой цепочки будут обсуждать проблемы отрасли и делиться информацией.

Еще один институт, от которого бы хотелось более активных действий – наука. По части разведения красной рыбы наши предприятия аквакультуры стали заложниками всего норвежского. Смолт, корма, оборудование – все закупается в Норвегии. Российские же научно-исследовательские институты разрабатывают проекты по выращиванию рыбы, которые конкурентоспособны в Европе, например, Италии и Греции, но почему-то не принимают участие в разработке проектов в Мурманске, где есть все условия для выращивания красной рыбы.

Кроме того, учитывая, что вся красная рыба производится в нашей стране на оборудовании, кормах и мальках из Норвегии, у предприятий аквакультуры есть законное право требовать обнуления пошлин на данные ресурсы, чтобы создавать конкурентоспособную продукцию. Уверен, что данный шаг не нанесет урон государству, а наоборот, будет способствовать созданию рабочих мест и росту экономических показателей рыбохозяйственного комплекса в будущем.

 

Почему из-за принятия Закона переработчики могут остаться без сырья?

Остановимся более подробно на том, каким образом повлиял обсуждаемый закон на рыбопереработчиков некоторых регионов. В частности, В Мурманской области есть предприятия, которые не обеспечены сырьем и занимаются исключительно переработкой рыбы. Со вступлением в силу поправок, в ту часть закона «Об аквакультуре», которая касается прибрежного рыболовства, улов может перерабатываться прямо на судах. В итоге число поставщиков на мурманские предприятия рыбопереработки с 15 сократилось до трех, что дает ужасающий посыл для инвесторов. А ведь прибрежная рыбопереработка и без того развивалась слабо!

В связи с такой ситуацией, губернатор Мурманской области еще в июле направил предложение в адрес Минсельхоза о том, чтобы установить распоряжением Правительства Мурманского региона норму, по которой сырье, выловленное в Баренцевом море, поставлялось для переработки на прибрежные заводы. Данная возможность предусмотрена распоряжением правительства.

Однако по закону «Об аквакультуре» нормы, связанные с доставкой на береговые перерабатывающие мощности либо возможность перерабатывать уловы судах, теперь принимаются правительством по заявке регионального органа власти. Другими словами, теперь власти регионов решают судьбу уловов и, соответственно, переработчиков.

На Дальнем Востоке, например, сразу же после выхода подзаконного акта, в июле, ситуация с уловами была скорректирована.

Вывод напрашивается сам собой: если представители бизнеса власти различных регионов Российской Федерации будут более консолидированы в плане предоставления и получения друг от друга информации, им будет проще решать возникающие проблемы.

 

Комментарии экспертов

Григорий Карлов, депутат Государственной Думы Федерального собрания РФ, член комитет ГД природным ресурсам, природопользованию и экологии:

– За последние полтора года удалось сделать очень важный шаг – принять закон «Об аквакультуре». Несколько десятилетий мы ходили вокруг него, была масса вариантов – правительственных, частных, ассоциативных. Но нам удалось собрать все бизнес-сообщество отрасли, экспертов, представителей науки, консолидировать прибрежные рыбацкие регионы, для того чтобы определить точку отсчета.

Тот закон, который мы приняли в части аквакультуры, пока рано обсуждать, однако чтобы он правильно зажил, необходим контроль заинтересованных сторон над тем, чтобы все подзаконные акты были приняты вовремя.

В части прибрежного рыболовства уже можно подвести некоторые итоги. Наконец-то мы дали возможность в прибрежных условиях субъектам перерабатывать рыбопродукцию прямо на судах и перегружать ее. Опыт дальневосточной путины показал, что в ряде районов, где традиционно было много рыбы, а, соответственно, и достаточно мощностей для ее переработки на берегу, уловы были низкими. И наоборот, где рыбу не ожидали в большом количестве, например, на Северо-Востоке – там всего два небольших рыбоперерабатывающих предприятия с мощностями до 10 тыс. т, она пришла в большом количестве – более 160 т. Закон помог прибрежникам переработать эту продукцию, качественно доставить ее на берег и реализовать.

Теперь рыбоводы относятся к сельскому хозяйству, и это большой плюс для них. Если бы аквакультуру сделали частью промышленного рыболовства, как настаивало Росрыболовство, она потеряла бы ряд государственных преференций. И тот факт, что аквакультура стала частью сельского хозяйства, дает подотрасли определенные преимущества: наряду с другими отраслями сельского хозяйства аквакультурщики будут иметь возможность дополнительного финансирования и датирования.

В целом аквакультура – это возможность создания нового продукта, возобновления естественных нерестилищ, создания новых рабочих мест. И участия государства в софинансировании, по крайней мере, инфраструктурных мероприятий мы ожидаем. Ведь само по себе создание новой фермы, не важно, в морской или речной среде, при отсутствии дороги и электроэнергии не очень интересно для бизнеса: себестоимость слишком высока, а рентабельность низкая.

Поэтому во втором чтении в госдуме будет рассмотрен закон об изменении в налоговом законодательстве в части стимулирования инвестиций в Дальневосточном федеральном округе, включая Байкальский регион и Иркутскую область, для привлечения инвестиций в любой сектор экономики. Появляется такое новое наименование налогоплательщика, как участник инвестиционного проекта. При вложении в проект от 150 млн руб. в дальнейшем участник будет иметь возможность софинансирования со стороны государства, при этом для него упраздняется ряд налоговых отчислений, начиная с налога на прибыль и налога на имущество. По большому счету, именно от 150 до 500 млн руб. – те инвестиции, которые дадут возможность предприятиям аквакультуры развиваться.

Я считаю, что необходимо дальнейшее создание условий для преференций именно в инвестиционной деятельности.

Отмечу, что в последнее время очень злободневно звучит вопрос административных барьеров. В частности, ряд контролирующих органов в результате своей деятельности завышают конечную стоимость продукции на рынке, что отражается на потребителе. Для того чтобы ненужные барьеры, выстраиваемые ради получения бумаги, устранялись, необходима совместная работа представителей власти и бизнеса.

Возможности аквакультуры нашей страны по части разведения таких видов рыб, как, например, пангасиус и тилапия, сегодня реально уступают возможностям поставщиков из Вьетнама и Китая. Здесь, с одной стороны, стоит обратить более пристальное внимание на качество продукции этих стран, с другой – упростить процедуры перемещения наших рыбных запасов внутри страны с минимальными издержками по их оформлению.

Сегодня мы понимаем, что государственные нужды в рыбопродукции в основном восполняют иностранные государства. И мы уже написали несколько обращений в различные инстанции, в которых выразили обеспокоенность тем, что такие ведомства, как Министерство образования и Министерство обороны, в регионах в том числе, приобретают рыбопродукцию, руководствуясь не принципом поддержки отечественного товара высокого качества, а принципом минимальной цены.

 

Андрей Алексеев, заместитель председателя Комитета по рыбохозяйственному комплексу Мурманской области:

– Мурманский регион славится как рыбный край и, благодаря промышленому рыбоводству, остается одним из основных российских поставщиков рыбы на прилавки. Ввиду этого в регионе долгое время уделялось достаточно слабое внимание аквакультуре, но в последние годы ситуация поменялась.

В силу географического положения Мурманская область имеет хорошие предпосылки для рыборазведения: незамерзающие губы Баренцева моря создают прекрасные условия для размещения рыбоводных хозяйств.

Сегодня наиболее активно у нас развивается выращивание лосося и форели, хотя есть перспективы и для разведения других видов рыб, в первую очередь, морских: палтуса, камбалы и т. д. Потенциал рыборазведения в Мурманской области превышает 50 тыс. т. Сегодня на территории региона работают семь крупных хозяйств.

Один из объектов, мощности которого позволяют выращивать более 300 т рыбы, расположил садки вблизи водного канала Кольской атомной станции, поэтому там всегда есть теплая вода. Предприятие серьезно контролируется и атомщиками, и природоохраными организациями, и ветеринарно-санитарными службами. Никаких отклонений в работе рыборазводного хозяйства ни разу замечено не было.

Предприятием недавно был поставлен эксперимент, в ходе которого в садки был завезен осетр. В результате хозяйство получило несколько центнеров черной икры, часть из которой использовалась для выведения мальков, рыбоводы получили хороший процент выживаемости и показатель по приросту.

Сейчас предприятие вывело эксперимент на промышленный уровень, сертифицировав производство черной икры и приступив к реализации проекта по разведению осетров. Длительный цикл разведения осетров требует особого внимания и господдержки, в том числе, в рамках закона «Об аквакультуре», причем поддержка должна быть рассчитана на длительный срок.

Еще одно предприятие, цеха которого находятся внутри плотины на Верхнетуломской ГЭС – «Кольская форель». Там осуществляется выращивание мальков форели для дальнейшего получения товарной рыбы в открытых водах.

Перспективное направление региона в части аквакультуры – лососеводство. Пионером в данной области стала компания «Русский лосось». Набирает обороты и компания «Русское море – аквакультура», которому было выделено более 10 участков для товарного рыбоводства, два из которых уже успешно освоены.

Такие крупные инвестиционные проекты, как «Русское море – аквакультура» и «Русский лосось», в нашем регионе позволили за последние пять лет увеличить объемы товарного выращивания рыбы в 30 раз, а объем реализации готовой продукции – в 16. В ближайшие годы объем товарного выращивания в Мурманской области, по нашим оценкам, превысит 20 тыс. т. Это – серьезный шаг в обеспечении продовольственной безопасности как региона, так и всей страны.

Региональная политика в сфере рыбоводства в регионе направлена на повышение экономического потенциала отрасли. Правительство области оказывает финансовую поддержку предприятиям аквакультуры. В частности, субсидирование части затрат на уплату процентов по кредитам, направленных на закупку посадочного материала, оборудования и кормов. Такая поддержка будет нами продолжена, в том числе в рамках подготовленной региональной программы «Развитие рыбохозяйственного комплекса на 2014-2020 годы», в которой выделена подпрограмма «Развитие аквакультуры». Приоритетными определены следующие направления:

– развитие механизмов страхования рисков в аквакультуре;

– создание производства собственного рыбопосадочного материала лосося;

– создание конкурентоспособного производства кормов для марикультуры;

– повышение кадрового потенциала рыбоводства;

– оказание эффективной государственной поддержки предприятиям аквакультуры.

Перспективы развития аквакультуры во многом зависят и от реализации на практике, и от прикладных научно-исследовательских работ, а также от накопленного международного опыта.

Не секрет также, что аквакультура связана с таким понятием, как биобезопасность. Для решения задач контроля ситуации с болезнями рыб, организации проведения оперативно-санитарных мероприятий, своевременного выявления и профилактики болезней животных в системе государственной ветеринарной службы региона создан специальный отдел, который специализируется на болезнях именно объектов аквакультуры. Хочу отметить, что для более эффективной работы в направлении рыборазведения существует необходимость в принятии специальных ветеринарных правил для садковых рыбоводных хозяйств, которые в настоящее время существуют в Норвегии.

Очень важно и принятие перечня нормативно-правовых актов в Закон по части аквакультуры. Прежде всего, это касается определения границ рыбоводных участков, ведь для любых инвестиций необходима стабильность и ясная нормативная база.

Мы заинтересованы в том, чтобы максимальный объем выращенной продукции перерабатывался на территории нашего региона. Пока проекты, которые реализуются на территории Мурманской области, – «Русское море – аквакультура» и «Балтийский берег», осуществляют первичную переработку. Однако эти компании имеют огромный опыт, и мы надеемся, что впоследствии они будут изготавливать на территории нашего региона товары более глубокой переработки.

 

Инна Гольфанд, генеральный директор компании «Русское море – аквакультура»:

– Развитие аквакультуры в России затрудняется рядом факторов. Первый из них – проблемы с инфраструктурой. Второй – импорт. На текущий момент именно импортная семга и форель формируют тот рынок, на котором мы работаем. 220 тыс. т – это те объемы, которые были импортированы в Россию в прошлом году. При этом с точки зрения природных условий у нас есть все необходимое, чтобы развивать рыбоводство и конкурировать с импортом.

Однако после вступления в ВТО пошлины на импортную семгу и форель снизились, а пошлины на норвежские корма и оборудование для российских рыбоводов составляют соответственно 5% и 15%. Безусловно, эти пошлины увеличивают себестоимость нашей продукции. И если с пошлинами на импорт ничего сделать нельзя, так как это условие работы страны в ВТО, то можно обнулить пошлины на оборудование и корма.

Отмечу также, что длинный цикл выращивания рыбы – два-три года – требует и длительного субсидирования, в то время как сейчас корма субсидируются только на год.

Хотелось бы, чтобы предприятиям рыбоводства субсидировали процентные ставки, нам нужны и прямые субсидии. Когда, например, компании, занимающиеся свиноводством, подкосила Африканская чума, для них были выделены деньги, чтобы они не обанкротились. Рыбоводные компании просят сделать такую же программу, ведь предприятия аквакультуры, в отличие от свиноводов, не вышли даже на объемы, они только встают на ноги. Региональные программы поддержки аквакультуры, предусматривающие субсидии на килограмм выращенной продукции, позволят нам вложить деньги в развитие.

Остановлюсь и на государственно-частных партнерствах. Ряд проектов, которые мы для себя считаем целевыми, требуют длительного вложения денег и не окупаются за пять-семь лет. Например, фабрика на 8 млн штук смолта. Ее строительство оценивается в 1 млрд руб., если ее строить с нуля. Это можно было бы сделать с помощью банковского финансирования. Но необходимость создания соответствующей инфраструктуры, строительства дорог, причалов, проведение электричества делает проект нерентабельным, а его реализацию собственными силами – невозможной. Хотелось бы, чтобы региональное правительство помогло нам с инфраструктурой, получением необходимых разрешений, выделением земли. Нам важно, чтобы власти помогли нам создать стартовую площадку, а все остальное мы сделаем сами.

 

Анатолий Воронцов, совладелец крестьянского фермерского хозяйства Римы Петровой:

– То, что вышел закон, регулирующий действия предприятий аквакультуры, – это уже хорошо. В данный момент готовится ряд подзаконных актов, которые более подробно коснутся вопросов рыбоводства. Думаю, в них будет достаточно материала для споров и дискуссий.

Как предприятие аквакультуры мы очень рады, что теперь находимся в ведомстве Министерства сельского хозйства. Министерство рыболовства, к которому нас хотели причислить, было для нас так называемой «злой мачехой», ведь их интересуют только квоты на вылов дикой рыбы, которой остается все меньше. Мы для них были бы скорее конкурентами, которые в случае успеха могут помешать.

Было отрадно увидеть в Законе статью под названием «Индустриальное рыбоводство», к которому мы с нашей фермой, оснащенной установками замкнутого водоснабжения (УЗВ), и относимся.

Я не только занимаюсь разведением рыбы. Я – активный рыболов с пяти лет. За 50 лет рыболовного стажа я многое видел и над многим размышлял. В СССР охрана природных богатств, к которым относится и рыба, была на довольно высоком уровне. Рыбнадзор работал исправно, особенно во время нереста: незаконно поставленные сети уничтожались, браконьеров регулярно задерживали, водоемы зарыблялись ежегодно и планомерно. Благодаря всему этому ущерб рыбным ресурсам страны не наносился.

В 90-е годы ситуация кардинально изменилась, и наши водоемы опустели. До сих пор в нашей стране нет службы, подобной рыбнадзору, в результате чего процветает браконьерство, причем даже во время нереста! И пока не будет наведен порядок с охраной рыбы и экологии, пока не прекратятся вырубки лесов по берегам рек, ничего хорошего не будет.

Конечно, очень хорошо, что чудом сохранившаяся российская наука сможет зарабатывать деньги, вновь зарыбляя наши водоемы, но боюсь, что если не будут приняты перечисленные выше меры, бюджетные деньги будут как всегда потрачены впустую.

Сейчас прессинг на природу необычайно увеличился. У каждого есть машина, лодка, мощный мотор. Китайские сети стоят копейки, и браконьеры не дорожат ими: забытые сети продолжают убивать водные биоресурсы и отравлять воду разлагающейся рыбой.

Последние годы на моей любимой форелевой речке, протекающей рядом с нашей рыбной фермой, периодически «рыбачат» браконьеры с электроудочками, которые уничтожают практически всю рыбу в водоеме. Какой смысл зарыблять эту реку?

Вот поэтому все чаще рыбаки едут на рыбалку в Финляндию. Там все так, как должно быть. Я рыбачу не только в Финляндии, Австрии и Испании, где есть чудесные реки с лицензионным ловом форели, кумжи и лосося, но и в некоторых российских водоемах. В частности, на Кольском полуострове на реке Варзуга лицензионная рыбалка организована прекрасно. Дело в том, что английская фирма, организующая рыбалку для VIP-клиентов, взяла в аренду этот участок на 50 лет. В реках же, находящихся вокруг, рыбы нет. Почему? Я видел их охранников, которые постоянно несут службу. Ходят подвое, вооружены, одеты в форму и наверняка получают хорошую зарплату. Результат на лицо: браконьеров нет, рыба есть. Для сравнения, Лужский и Ивангородский лососевые питомники выращивают лосося за собственные деньги для браконьеров!

Почему не взять пример с мудрых англичан и не организовать лицензионный лов лосося на реках Луга и Нарова, а на вырученные деньги не нанять охранников? Часть полученных средств может тратиться на увеличение объемов выращивания малька для зарыбления водоемов. Хотя и тут есть разные мнения: многие ихтиологи считают, что малек, полученный в идеальных, тепличных условиях питомника, в большинстве своем обречен на гибель в дикой природе.

Хочу обратить внимание на те положения Закона, которые меня порадовали. Очень правильным является разрешение получать участки для вылова рыбы в диких водоемах на 25 лет. Раньше рыбаки, получая такие участки на пару лет, не думали о будущем: завтра разрешения может и не быть, а после нас – хоть потоп и т. д. Есть надежда, что упомянутое нововведение изменит такой подход.

Еще один положительный момент заключается в том, что Закон предусматривает возмещение вреда, причиненного рыбоводческим хозяйствам и водным биологическим ресурсам, ведь очень часто рыбаки, устав от отсутствия клева, разрезают садки, и форель тоннами уходит в открытый водоем. В результате бизнес теряет прибыль, зато клев в водоеме становится отличным: как на Черных камнях в «Бриллиантовой руке»! Однако пока непонятно, кто и как будет охранять садки.

Теперь о том, что меня насторожило. В частности, я говорю о прописанном в Законе разрешении изъятp style=ия из водоемов хищных и малоценных видов. В природе нет ничего лишнего и малоценного, и с изъятием не стоит спешить. Хищник выполняет функцию санитара.

И уж совсем не понравился пункт о том, что формирование, содержание и эксплуатация ремонтно-маточного стада рыб-производителей должны осуществляться рыбоводческими хозяйствами за свой счет. Это неправильно. В этом деле нужна помощь государства.

Во время конференции, которая проходила в рамках выставки «Агрорусь-2013», нам с гордостью заявили, что теперь каждый сможет заняться рыбоводством. На Западе же для этого нужен диплом ихтиолога-рыбовода. Уверен, что и у нас этот диплом необходим. С природой должен работать человек, понимающий ее, знающий специалист а не любой желающий.

Как бы человечество ни старалось, людей становится все больше, а дикой рыбы все меньше, поэтому снабжение потребителей рыбой все чаще будет происходить силами хозяйства с УЗВ – за ними будущее.

Однако при использовании УЗВ велики затраты на электроэнергию и газ, и цены на услуги естественных монополий постоянно растут. Также растет стоимость топлива для автотранспорта, без которого не доставить рыбу конечному потребителю. И магазинные наценки порой неприятно удивляют. Но для регулирования всех этих аспектов нужен уже совсем другой закон совсем другого министерства. Поэтому без комплексной помощи государства предприятиям не обойтись.

Надо понимать, что платить за все эти подорожания приходится покупателям в магазине. Ни для кого не секрет, что сегодня рыба, выращенная в России, нисколько не дешевле, а зачастую даже дороже, чем импортная. Нашу продукцию сделать дешевле можно, только приняв ряд мер. Помимо уже упомянутых, я бы указал следующие:

– выдача субсидий на корм для рыб, который постоянно дорожает;

– запрет продажи промысловой рыбы российского вылова за границу, где из нее получают рыбий жир и муку и втридорога продают эти необходимые для изготовления кормов компоненты, нам обратно;

– налаживание переработки рыбы и рыбных отходов в России.

Все это будет способствовать реализации программы продовольственной безопасности.

Я как рыбак был искренне рад за нашего президента, когда ему на рыбалке в Туве попалась трофейная щука весом в 21 кг. Хотелось бы, чтобы эта щука оказалась волшебной и смогла бы исполнить все пожелания русского народа быстро и просто: «по щучьему велению, по нашему хотению». В том числе и мечты представителей бизнеса обо всем, что связано с выловом, разведением и переработкой рыбы. К сожалению, в реальности нам, скорее всего, придется идти тернистым путем, довольствуясь теми небольшими преференциями, которые нам все же удается получить от государства.

 

ИД «СФЕРА»

Поделиться

aandd.ru
polyclip.com
logosltd.ru
Мессе Дюссельдорф
Facebook
Вконтакте
guan-yu.net
АльянсУпак
kgwetter.de
andritz.com
Вторая Международная конференция «Масложировая Индустрия»
ВНИИ мясной промышленности
marel
Каталог компаний
Партнеры
СФЕРА: Мясная промышленность
СФЕРА: Молочная промышленность
СФЕРА: Кондитерская и хлебопекарная промышленность
СФЕРА: Птицепром
СФЕРА: Рыба