SnackTech
Ишида

Фермер Юрий Фионов: «В бизнесе рассчитывать можно только на себя»

20 янв 2020г.
451

…Машина дернулась и остановилась у яркой вывески: «Фермерское хозяйство „Нечеперть“: ягода, рассада, овощи, птица, кролики». — Ну все, приехали, — сказал водитель, и мы выбрались на свежий воздух. Светило не по-осеннему яркое солнце. На небе — ни облачка, сплошная голубизна. И тишина. Захотелось как в детстве закричать и услышать отзвуки собственного голоса.

— Обычно тишина поражает наших гостей в первую очередь, — улыбнулся хозяин понимающе. — Мы и сами к ней не сразу привыкли. Зато теперь ни на какие городские блага свою тишину не променяем. Хозяйство у Юрия Алексеевича Фионова немаленькое — это я поняла по вывеске. На ней, кстати, еще рыба не указана. Меня в основном интересовала птица, но разговор плавно переходил с одного на другое, потому что в хозяйстве все взаимосвязано.

 

Все было впервые и вновь…

История о том, как петербуржцы Юрий Фионов и его жена Татьяна решили заняться фермерством, уходит корнями в далекие уже девяностые. Юрий тогда работал водителем. Как-то доставил груз одному фермеру. Познакомились, разговорились. И Фионова, что называется, зацепило — он решил тоже перебраться в сельскую местность. Время было тяжелое, смутное, но и азартное, перспективное. Тем, кто рискнул тогда начать свое дело, были открыты практически все дороги. Как говорится, выбирай на вкус. Только сумей выстоять под натиском неизбежных препятствий.

Первоначальный капитал Фионовы зарабатывали непросто. Брались за любое дело, даже машины перегоняли. Всякое случалось: их обманывали партнеры, клиенты отказывались платить за сделанную работу. Однажды на дороге окружили бандиты…

— Нормальные мужики попались, — смеется Юрий Алексеевич, — вменяемые. Пошутили с ними, о том о сем поговорили — и мирно разошлись. Даже денег они с нас не потребовали.

Но это так, лирическое отступление, чтобы было понятно: нынешнее благополучие семье с неба не упало. Скопив денег, Фионовы вложились в агрофирму, которая, по типу МТС, занималась грузоперевозками и обработкой земли крестьян. Трактора в весеннюю посевную пахали землю, зимой доставляли силос. Грузовики возили материалы на строящиеся объекты. Брали подряды везде, где только возможно. К тому времени семья из Петербурга переехала в Тосно. И старшие Фионовы поняли: опыта накоплено достаточно, настала пора обзавестись собственным хозяйством.

 

Наследники по прямой

У Юрия и Татьяны трое детей: дочь и двое сыновей. Все работают на земле, с родителями. Супруги поделили между детьми землю, закрепили за ними определенные участки работы. Дочь Катя занимается рыбой и птицей. На старшем сыне, Владимире, — тяжелая техника и грузоперевозки, младший, Андрей, программист по образованию, отвечает за компьютерное обеспечение. Однако к такому внутреннему единству семья пришла не сразу.
— Дети говорили мне: ты что, всю жизнь собираешься коров доить? — вспоминает Татьяна. — Мы так не хотим.

Фионовы на детей не давили, понимали, что подневольная работа в радость им не будет. Да и результат от постылого труда вряд ли получится хороший. Владимир сначала поработал помощником машиниста на железной дороге. Дочка пару лет трудилась в аэропорту «Пулково», жила в Петербурге. Только младший, Андрей, сразу прикипел к земле, еще подростком охотно работал на отцовском тракторе. В конце концов все вернулись домой, поняли, что работать на себя и на «чужого дядю» — не одно и то же. Но, по мнению отца, свободное плавание многому их научило. Прежде всего дисциплине, умению организовать свое время. А самое главное — они осознанно, а не по указке родителей, приняли решение, чем будут заниматься в жизни.

 

Всякому делу учиться надо

С бухты-барахты крепкими хозяевами не становятся. Юрий Фионов это отлично понимал. Для начала нужно было изучить крестьянские основы. Эту науку будущий фермер постигал сначала на курсах Аграрного университета в Пушкине, а потом в Гатчине «закреплял пройденный материал» на курсах, организованных финнами для российских ингерманландцев. Именно финны посоветовали взять за основу выращивание клубники, а как дополнение — заняться разведением птицы. Младшие Фионовы помимо основного образования тоже прошли аграрные университеты.

Финская схема не подвела. До сих пор основная часть земли у Фионовых занята клубничными посадками. В тяжелые моменты, когда случались провалы с птицей или рыбой, именно клубника помогала держаться на плаву.

— Начало бизнеса всегда сопряжено с ошибками, — размышляет Юрий Алексеевич. — Ты берешься за новое дело, в котором не очень-то понимаешь. Выход только один — учиться у профессионалов. Я сам работал в фирме «Лето», осваивал азы растениеводства. А теперь мы охотно берем на стажировку тех, кто собирается заняться фермерством. Денег не просим, плата за науку простая — помощь по хозяйству. Работаешь и учишься одновременно.

Жаль, что немногие хотят постигать фермерские глубины. Думают, послушал мой рассказ, что-то записал — и достаточно. А потом узнаешь: не получилось у товарища стать фермером, прогорел. Наскоком профессионалом не станешь.

 

Не боги горшки обжигают

Только к началу двухтысячных Фионовы создали инфраструктуру на участке, где теперь базируется их основное хозяйство. Это был их второй земельный надел (с первым, как говорится, не сработались). Цена за аренду земли была приемлемая, а коммуникаций никаких, дороги разбитые, в весеннее половодье все заливало. И народ в соседних деревнях оказался вороватый: что фермеры ни привезут — обязательно утащат. Десять лет они бились на том участке, и все же решили его оставить. Нашли новый, в Кировском районе. 25 гектаров земли, которые теперь у семьи в собственности, покупали по льготной губернаторской программе. На покупку взяли кредит. Через год собрали урожай и кредит погасили. С тех пор денег не занимают, рассчитывают исключительно на собственные силы.

— Земля — это возобновляемый ресурс, — рассуждает фермер. — Правильно с ней обращайтесь, и земля никогда не иссякнет, это не нефть или газ. Если делать правильный севооборот, всегда получишь хороший урожай. У нас любят жаловаться на климат.


Конечно, Ленинградская область не Кубань, но наша земля прокормит не хуже, чем кубанская. Мы можем вырастить шикарную картошку, капусту. До 1917 года в нашем регионе выращивали ананасы! В Гатчине до сих пор теплицы работают, еще царские. Просто нужно уметь и любить работать.

 

Кто не рискует, то не выигрывает

Куры в хозяйстве появились не сразу. Сначала были коровы. Обихаживала их жена фермера Татьяна. Несколько лет ушло на то, чтобы понять: животноводство в условиях фермерства — занятие не только тяжелое, но и неэффективное.

Еще занимаясь на курсах у финнов, Юрий Фионов усвоил: не стоит сажать картошку как основную агрокультуру и заводить свиней как культуру животноводческую. А вот птицеводство финские специалисты не отрицали.

Расставшись с коровами, фермеры завели кур. И тут по России покатилась волна птичьего гриппа. Многие птицеводы испугались, стали птицу забивать, чтобы потом не пришлось ее ликвидировать в экстренном порядке. По дворам, где держали кур, ходили ветеринары, настаивая на вакцинации. Хозяйство Фионовых находится в лесу, вдалеке от жилых кварталов. К ним инспекторы не пришли.

— Конечно, мы были обеспокоены, — вспоминает Татьяна Фионова. — Советовались с другими птицеводами. Нам сказали: если курицу провакцинировать, вы не получите яйцо с живым эмбрионом. Для нас это был бы крах.

Фермеры решили рискнуть и по примеру больших птицефабрик материнское стадо вакцинировать не стали. Тогда как те, у кого нервы были послабее, это сделали или вовсе уничтожили поголовье. К счастью, птичий грипп до Ленинградской области не дошел. Фионовы на следующий год получили отличный материал для инкубации и весной загрузили все инкубаторы. С учетом самоустранения конкурентов спрос на цыплят был огромный. Сейчас в сезон в хозяйстве выращивают 2–3 тыс. цыплят.

 

Ты ж моя перепелочка

- Видите тот сарайчик? — Юрий Алексеевич показывает на ветхое строение. — Раньше мы там кур держали. Теперь у дочери Катерины свой небольшой птичник, там у нее индюки и перепелки. Инкубацией занимается жена Татьяна. В девяностые мы держали гусей, теперь отказались, переходим на перепелок.

— Почему отвергли гусей?

— У людей низкая покупательская способность. Гусь — птица большая, тяжелая, его принято продавать целиком, не делить на порции. Соответственно, стоит дорого. Позволить себе такую покупку может не каждый, разве что в Новый год. Утку тоже выращивать хлопотно и нерентабельно, мы пробовали.

— А чем перепелка хороша, она ведь мелкая, легкая?

— Ну, я бы так не сказал, можно выбрать из пяти пород ту, что крупнее. Перепелиное мясо пользуется большим спросом, и яйцо тоже.

Мы зашли в новый, пахнущий деревом птичник, где в клетках мирно соседствовали куры и перепелки, а в дальнем конце помещения на верхней полке примостились два роскошных кролика — их Фионовы до недавних пор тоже разводили. Две Татьяны, жена и невестка Юрия, наводили там порядок и были не слишком довольны, увидев постороннего человека. Новые люди — ненужные инфекции. Сделав несколько снимков, я поспешила на выход.

 

Опыт — сын ошибок трудных

Разговаривали мы на свежем воздухе. Оказалось, птичник, в который я заглянула, принадлежит семье младшего сына Андрея. Основные инкубаторы находятся в Саблино, а сюда молодняк привозят на подращивание.

Первый инкубатор фермеры приобрели в 1998 году. Решили начать с индейки. Объездили пол-России, чтобы купить инкубированное яйцо. Поскольку опыт отсутствовал напрочь, половина яиц пропала. В конце концов пришли к выводу, что нужно иметь собственное родительское стадо.

Так и сделали: теперь в хозяйстве свои производители яйца индейки. Что касается кур, то обычно закладка яиц начинается в октябре, а уже в феврале стартуют продажи цыплят — от суточных до двухмесячных. Есть в хозяйстве и бройлеры, которых выращивают на мясо. Яйцо производят не только инкубированное, но и обычное, которое идет в пищу.

— За два месяца мы все распродаем, — рассказывает хозяин. — Последние яйца расходятся в мае. Летом нам некогда курами заниматься, у нас клубника идет. Птичники стоят пустые, остается только родительское стадо. Мы и его будем омолаживать, чтобы порода не мельчала. По затратам курицу выращивать проще: индюшонку нужно 38 тепла, а курице 25, 20 — и постепенно убавляется температура. Но индейка пользуется спросом, поэтому мы ею занимаемся. Кстати, так же мы пришли к перепелкам: люди стали спрашивать, нет ли их у нас. Пришлось завести. И с гусятами аналогичная история: пришли за цыплятами, увидели хорошеньких гусят и захотели их купить. Так что немного гусят тоже нужно иметь.

 

Король бизнеса — сбыт

Правило маркетинга гласит: прежде чем начнешь что-то производить, подумай, кому ты будешь это продавать. Прошли времена, когда люди рыскали по магазинам в поисках хоть каких-то продуктов. Теперь стоит зайти в супермаркет, и вот оно, изобилие, только денежки плати.

Востребована ли продукция фермеров Фионовых и кто их покупатели — этот вопрос был неизбежен. С торговыми сетями фермеры не сотрудничают принципиально.

Барыг-перекупщиков тоже отвергают. Идеальным вариантом считают кооперацию и фермерские магазины. Но не те торговые точки, где под маркой фермерских товаров толкают что ни попадя, а магазины фермерского сообщества, которых, к сожалению, практически нет. Остаются рынки: старший сын торгует на рынке в Кировске, глава семейства с женой — в Тосно, дочь Катерина — в Пушкине. Младший сын имел торговую точку на рынке в Колпино, но в этом году не удалось договориться с администрацией.

Широкие возможности для реализации продукции дает Интернет. Там Фионовы имеют сайт, ведут собственные группы, где рассказывают о своих делах, выкладывают снимки и видеоролики. У них 15 тыс. подписчиков — не каждый опытный блогер столько имеет.

Часть этих подписчиков становится покупателями. Обычно это происходит так: в Сети выкладывается объявление о наличии продукции, и участники группы делают заявки, сколько и чего они хотели бы купить. Недостатка в покупателях обычно нет, потому что качество товара продавец гарантирует.

Система покупки мяса птицы простая: утром делаешь заказ — в обед получаешь свежайший продукт. Сам приезжаешь на ферму или товар доставляют в определенное место, по договоренности.

Подрощенных цыплят у Фионовых приобретают такие же фермеры-птицеводы. Значительную часть покупателей составляют окрестные дачники. Они берут птицу на дачный сезон, летом получают от нее яйцо, а осенью пускают на мясо. Интересно, что поначалу отношения с ними у фермеров не задались: не понравилось дачникам соседство с «богатеями», решили, что Фионовы будут покушаться на их землю. Как-то даже фермерское сено сожгли. Но «доброе слово — наше оружие», — смеется Юрий Фионов. Нашли в итоге общий язык, поладили.

Сегодня хозяйство работает практически под заказ. К примеру, получили большой заказ от кулинаров на отборную клубнику и заложили для них целое поле. Когда клубника созрела, заказчики приехали и сами собрали ягоду с кустов.

Выбрали самую крупную, отборную, но и заплатили за нее подороже. Вслед за кулинарами приехали любители варенья и джемов — собрали «второй укос». Эта ягода стоила дешевле. В итоге довольны остались обе стороны: покупатель получил свежую клубнику, а продавец избавился от забот о таре и транспортировке.

 

Поддержать нельзя отказать

Поскольку хозяйство у Фионовых большое, без наемных работников им не обойтись. Летом нанимают человек двадцать, которые в основном занимаются обработкой ягодников. Ухаживать за птицей фермеры никому не доверяют, имеют в этом плане отрицательный опыт — то недокормят работники птицу, то перекормят. В общем, без души трудятся, а дело свое любить надо, особенно когда работаешь с живыми существами. Татьяна Фионова, к примеру, с птицей разговаривает. Хорошего работника в наших краях вообще трудно найти, уверен Юрий Фионов. Не готовы люди в страду вкалывать от рассвета до заката. Не то что на Кубани: фермер специально проехал по южному региону и убедился, что предпринимателям там дают развернуться. Вдоль дорог стоят оборудованные холодильниками ларьки, где торгуют фермеры. А у нас никак не могут решить вопрос с фермерскими магазинами.

— Законов хороших полно, но это на государственном уровне, — сетует фермер. — А на местном только чинят препоны. Пока власть не будет заинтересована в локальной экономике села, ничего хорошего не выйдет. Получается, мы чиновникам мешаем жить в их спокойном устоявшемся мирке, все время чего-то требуем, а они знай нам отказывают. И чем ниже уровень, тем труднее достучаться.

— Выходит, успех или неуспех фермерства напрямую зависит от местных властей?

— Только от них. В существующих законах, к сожалению, много противоречий: можно разрешить что-то, а можно и запретить. Местная власть всегда ищет лазейку, чтобы отказать. А ведь мы вроде бы доказали свое умение работать: в этом году вошли в десятку лучших фермеров Ленинградской области, в прошлом — выиграли областной грант на строительство аквафермы, освоили его, ждем, когда подведут электричество.

— И все-таки, что нужно, чтобы стать успешным фермером?

— Учиться у таких, как мы, чтобы не повторять наших ошибок. И уметь считать. Каждая копеечка должна быть на учете, чтобы вы четко понимали, сколько потрачено, на что и дали ли ваши вложения ожидаемый результат. У нас этим занимается моя жена Татьяна. Каждый вечер она подводит итоги дня, записывает все расходы и доходы в журнал. Потому что рассчитывать мы можем только на себя.

Журнал по теме
СФЕРА: Птицепром
№ 4 (45) 2019
27 дек 2019г.
389

Популярные за месяц

Cargill provimi.ru