Личный кабинет

Какие регионы лидируют по производству органической продукции

На карте России еще много белых пятен — такой вывод напрашивается при ознакомлении с «органическим атласом», в котором собраны данные обо всех сертифицированных производителях органической продукции в РФ. Менее половины регионов, около полутора сотен компаний по состоянию на начало 2022 года - таковы позиции, с которых предстоит двигаться дальше в развитии органического производства.  Рассмотрим эти позиции повнимательнее.

Столичная дюжина

Рынок расцветает там, где есть потребитель, а еще лучше массовое скопление потребителей, поэтому логично было бы предположить, что крупные города с развитыми сетями сбыта окажутся наиболее полно освоены сертифицированными производителями органики. Хотя пункт регистрации совсем не обязательно в точности совпадает с местом основной деятельности, но под производством органики подразумевается вся цепочка от пастбища и посевной до переработки и сбыта, поэтому присутствие компаний-производителей органики в индустриальных центрах не должно никого удивлять.

Однако реальность пока не поспевает за логикой и ожиданиями. Так, в Москве зарегистрировано только 12 компаний, хотя они достаточно показательны. Согласно данным Органического атласа России, из этой столичной дюжины лишь три компании прошли российскую сертификацию, остальные продолжают работать с европейскими сертификатами. Эксперты отмечали еще в 2020 году, когда вступил в силу федеральный закон «Об органической продукции» с установленными ГОСТами, что рынку нужно некоторое время, чтобы российская сертификация завоевала доверие и доказала необходимость и эффективность. На конец 2021 года в России было 140 сертифицированных компаний, это итог двух лет действия закона, тогда как для динамичного развития отрасли и создания полноценного рынка необходим рост в 200-300 компаний ежегодно, оптимально — тысяча.

Разнообразие с перекосом

Московские компании демонстрируют разнообразие сегментов рынка, помимо ожидаемых видов органической продукции - различных продуктов питания, имеется компания, производящая алкогольную продукцию, сертифицированную по органическим стандартам (теперь не хватает только включения её в перечень продуктов «полезного питания»), компании, специализирующиеся на биопрепаратах (две, но это 16% от общего количества), и компания, занятая экспортом зерновых. Ну и, конечно, производству детских смесей нашлось своё место в этом списке.

В то же время в Санкт-Петербурге зарегистрировано пять производителей органики, и, что характерно, одна компания обладает и европейским, и российским сертификатом, а из остальных ровно половина прошла только отечественную сертификацию, две - зарубежную. По видам продукции в культурной столице явный перекос: обе компании, прошедшие российскую сертификацию, занимаются производством крепкого алкоголя.

Пока нереализованный потенциал

Согласно исследованиям  Национального органического союза РФ и FIBL, на Москву и Санкт-Петербург приходится до 65-70% всех продаж органической продукции, столица из этого объема забирает порядка 70%. Это легко объясняется тем, что органическая продукция — крафт-продукт, стоимость которого выше, чем у обычных продуктов, и для сбыта которого требуются развитые торговые сети. Другими словами — основной потребитель органической продукции проживает в достаточно благополучных и густонаселенных городах или регионах. Там же, для сокращения логистических издержек, ожидаемо могут располагаться предприятия по переработке и трейдеры. Но само производство, конечно, в индустриальных мегаполисах искать не стоит.

Зато его удобно располагать рядом. Уже сейчас в Московской области девять сертифицированных производителей органической продукции, впрочем, включая переработчиков. А вот на Северо-западе, в Ленинградской области, всего один, несмотря на развитый АПК и огромных потенциал производства органики. Но вернемся к регионам центра, где также можно выделить Ярославскую область. В Органическом атласе указаны семь ярославских предприятий, три из которых специализируются на молочной и мясной продукции.

С учетом объемов рынков Москвы и Санкт-Петербурга, а также потенциала производственной базы как самих городах, так и ближайших регионов, о производстве органической продукции здесь лучше всего говорить в будущем времени, а на сегодняшний день имеющиеся возможности для роста реализуются слабо.

Благодатный юг

Но кроме столиц есть еще и юг России, где сочетаются благоприятные факторы для развития органики: большие населенные города, обеспечивающие рынок сбыта (Воронеж, Ростон-на-Дону, Краснодар и др.), хорошо развитое сельское хозяйство, с обилием пастбищ и пахотных земель, благоприятный климат и транспортная сеть, которая позволяет выходить, в том числе, на рынки самых крупных мегаполисов. Всё так, но сразу надо отметить — земли и предприятия индустриального АПК нельзя в одно мгновение перепрофилировать на органику.

Сама по себе конверсия земель может занимать до четырёх лет — нужно время, чтобы ушли все последствия применения химических и других неорганических средств, используемых в индустриальном АПК, образно выражаясь, земля должна «очиститься». С этим, кстати, отчасти связано отсутствие быстрого роста количество сертифицированных производителей, два года недостаточный срок, чтобы пашни или пастбища смогли пройти сертификацию. Причем даже соседство с «индустриальными» полями может стать проблемой для производителей органики, так как придется как то решать вопрос случайного проникновения в почвы веществ, которыми ведется обработка в традиционном АПК.

Тем не менее, в Краснодарском крае 11 компаний внесены в Органический атлас, показатель сопоставимый с Москвой. При этом в регионе намечается выстраивание полного цикла органики, от производства удобрений и выращивания продукции, и до переработки и выпуска консервов.

Не сильно отстает Воронежская область — восемь компаний показывает Органический атлас, но вот и всё. В остальных благодатных южных регионах по одной-двум компаниям, в Крыму — три.

Три показательных примера

Для понимания ситуации с развитием органического направления необходимо привести три характерных примера. В уже упомянутой выше Воронежской области по поручению губернатора создали и запустили проект «Цифровая агроэкологическая карта Воронежской области по органическому производству», где собраны данные о севооборота и культурах, а также предприятиях. В области существует определенная политика в отношении органической отрасли, и результат такой региональной политики, особенно в сравнении с соседями, уже начинает проявляться.

Республика Татарстан стала первым российским регионом, где был проведен полный анализ территорий, в ходе которого проведено ранжирование сельхозпредприятий, которые хотят заниматься органическим земледелием. Но в Органическом атласе Татарстан представлен сейчас тремя компаниями, причем две из них имеют европейскую сертификацию, а это, как правило, говорит о том, что предприятие вышло на рынок ранее 2019-20 годов и ориентировано на экспорт.  То есть эффект от активной региональной политики, судя по всему, еще просто не проявился в полной мере.

Третий пример: скажем так, «сибирский кластера органики», лидер в котором по количеству занимаемых позиций в Органическом атласе Томская область - девять предприятий. В Соседней Кемеровской области — шесть, в Новосибирской — пять, в Алтайском крае — четыре. Но дело в том, что к 2020 году, когда вступил в силу закон об органическом производстве, там уже была создана и работала «Ассоциация производителей и экспортеров органической продукции». Показательно здесь и то, что речь идёт об экспорте, так как органическая продукция дороже, и пока что чаще всего выигрывает конкуренцию в спросе именно за рубежом.

Нужны поддержка и время

Подытожим. На сегодняшний день наибольшие успехи в развитии органической отрасли демонстрируют регионы, в которых работа на этом направлении велась еще до того, как вступил в силу федеральный закон «Об органическом производстве», как правило, стимулировал эти процессы экспортный спрос. Также какие-то результаты прослеживаются там, где на региональном уровне органической отрасли уделяется особое внимание, выработана конкретная политика в отношении этого направления сельского хозяйства, оказывается поддержка. Причем не во всех регионах, где такая политика проводится, это уже успело дать ощутимый результат.

Из этого можно сделать вывод, что самого по себе федерального закона и сертификации мало для развития органической отрасли, нужна ясная государственная политика в этом направлении, которая должна выразится в государственной программе с эффективными мерами поддержки. В 2019 году Минсельхозом РФ был проведен сбор предложений от профильных союзов для наполнения такой программы, но, во-первых, та ситуация и те данные уже не актуальны. Во-вторых, и это главное, программы до сих пор нет. А за это время уже успела случится пандемия, больно ударившая по рынку, в 2022 году появились и другие факторы.

Без государственной поддержки, причем рассчитанной на долгосрочный период, производители органики рискуют оставаться  своеобразной экзотикой, ориентированной на экспорт, «белыми воронами», которых слишком мало, чтобы говорить в масштабах огромной страны о существовании самодостаточной отрасли и полноценного рынка.

О том, что изменилось для производителей органической продукции после вступления в силу закона об органике, читайте в нашем материале "Закон об органической продукции: что на практике?"

Директор Национального органического союза Олег Мироненко в беседе с РИА: «С точки зрения мер господдержки производитель органики находится в неравных условиях с теми, кто занимается индустриальным сельским хозяйством. Например, в органике есть специфические процессы: конверсионный период, в течение которого хозяйство перестраивает свои технологии и несет естественные потери, или дорогостоящая сертификация. Кроме того, органики не получают дотации на закупку биоудобрений».

Новости

Читайте также

Информационное партнёрство