Александр Эдер, директор по развитию бизнеса в АПК компании КРОК

Александр Эдер
директор по развитию бизнеса в АПК компании КРОК
Чтобы управлять крупным агрохолдингом, нужно оцифровывать бизнес

О том, что такое цифровая трансформация бизнеса и почему российскому АПК она крайне необходима, в чем тут интерес государства и какие технологичные решения будут определять отрасль уже в недалеком будущем, рассказывает Александр Эдер, директор по развитию бизнеса в агропромышленном комплексе компании КРОК.

— В каких сегментах российского АПК цифровые технологии хорошо представлены? Какие сферы АПК, наоборот, требуют скорейшей цифровизации?

 — Если смотреть на былые достижения, мясная отрасль со времен советского периода была лидером по внедрению различных технологий. Поэтому в России цифровизация традиционно началась именно с мясной промышленности.

Сейчас в мясной промышленности завершается формирование фундамента для будущей цифровой трансформации бизнеса, в основе которого система оперативного управления производством MES, система оперативного планирования производства APS, система управления складом WMS, система технического обслуживания и ремонта оборудования EAM (ТОиР).  Следующий шаг включает внедрение ERP (системы управления предприятием, — прим. Sfera.fm). Отдельным блоком идут ИТ-системы, обеспечивающие информационную безопасность. 

Информация, поступающая с датчиков, установленных на оборудовании и технологических линиях, собирается в единую базу данных с помощью IoT-технологий. На основании анализа собранных данных на современных предприятиях принимаются решения по управлению бизнесом: что оптимизировать, какие затраты сократить, какие продукты куда продавать, какие новые продукты создавать и так далее. Фактически создается цифровой двойник предприятия, с помощью которого можно проверять гипотезы и воплощать их в реальные продукты с минимальными затратами ресурсов.

В других сегментах АПК ситуация в плане цифровизации разная. Эти технологии фрагментарно представлены [помимо мясной] и по всем другим отраслям российского АПК — где-то лучше, где-то хуже. В среднем из ста крупнейших компаний АПК, за исключением мясной, порядка 70% еще не завершили формирование цифрового фундамента.

Информация о компании КРОК

КРОК – цифровой бизнес-партнер для сотен организаций более 30 лет. Эксперты КРОК реализуют проекты полного цикла: от обследования и проектирования до технического сервиса внедренных решений.

Благодаря глубокому погружению в специфику АПК компания уже много лет является лидером среди поставщиков ИТ для пищевой промышленности и предлагает заказчикам решения с высоким экономическим эффектом.

 — Уточните, говоря о мясной отрасли вы имеете в виду животноводство или переработку?

 — Это и животноводство, и переработка, и производство кормов для животных. Традиционно сложилось, что государство больше поддерживает агрохолдинги. Поэтому у них больше возможностей в плане развития и технологического оснащения, цифровизации производств. Большим компаниям проще получать субсидии от регионального или федерального бюджетов в виде кредитов, льгот и других дотаций. В их штате есть специалисты, которые могут оформлять документацию, необходимую для привлечения финансирования под свои инвестпроекты. А с 2010 года, с принятием доктрины продовольственной безопасности, каждый год количество таких проектов в стране увеличивается.  

В этом году государство дополнительно выделит не менее 153 млрд рублей на АПК. Эти средства пойдут, в том числе, либо на ускорение текущих инвестпроектов, либо на развитие новых направлений, которые нужны сейчас для нашего АПК и всей промышленности.

— Что понимается под цифровой трансформацией бизнеса? Каким бизнес может быть до трансформации, и каким станет после нее?

—  Пример такой. Возьмем какое-то предприятие, которое до трансформации, допустим, в 2010 году, выпускало десять тонн колбасы. Продукция хорошая, нравится покупателям, спрос повышается. Производители думают над расширением цеха. Потенциально они могут выпускать и 100, и 200 тонн продукции. Но схема управления завода мощностью 10 тонн не подходит для выпуска даже 50 тонн. И предприятие сталкивается с ограничениями, которые можно устранить путем автоматизации и цифровизации процессов. И чтобы в дальнейшем стать еще и лидером рынка, собственнику нужно понимать, что в бизнесе происходит в конкретный момент, из чего складывается себестоимость продукции, на каких участках она составляет 10% затрат, на каких выше, и как нужно проводить оптимизацию, чтобы выровнять дисбаланс. 

На этот вопрос нельзя ответить, если используется ручное управление, — когда люди   пишут рукописный журнал, заносят данные в Excel, из Excel в бухгалтерскую отчетность, чтобы потом сдать отчет в налоговую. Большие объемы нельзя обработать вручную. Даже если есть большой штат, то он требует колоссальных затрат и это повышает риск, что что-то пойдет не так из-за человеческого фактора. В такой ситуации предприятие потенциально сможет производить хороший продукт в больших объемах, но затраты будут такие, что это станет невыгодно.

Чтобы этого не случилось, нужно на старте понять, какие в перспективе цели у предприятия, и под них заложить полноценный фундамент. Нужно сразу выбирать технологии, которые будут закрывать задачи холдинга из года в год, и при масштабировании бизнеса не нужно будет каждый раз внедрять новые системы, инвестировать в них.

 —  Насколько серьезные вложения должны быть в цифровизацию?

 — Все зависит от размера предприятия и объемов производства. Например, если мы небольшое региональное предприятие и решили делать сыр, то нужна ли нам полнофункциональная ERP-система или система оперативного управления производством? Думаю, что нет. Нужен будет парк оборудования и отлаженный технологический процесс. 

Для реализации готовой продукции будут необходимы сертификаты, а также соблюдение регламентов торговых сетей или ресторанов. Но эти требования закрываются существующими легкими системами, например, «1С: Бухгалтерией» (профессиональная бухгалтерская программа. — прим. Sfera.fm.), «Зарплата и кадры» (тип программ для бухгалтерского учета. — прим. Sfera.fm.), сервисы для обмена данными с ГИС. Системы корпоративного класса и промышленные системы здесь не нужны, потому что объем производства небольшой. Пока небольшое предприятие не чувствует потребности в аналитике, в дополнительном контроле, лишняя нагрузка в виде дополнительных программных продуктов также не потребуется.

Как только объемы производства и данных в ИТ-системах начнут расти, нужно задуматься, до каких масштабов бизнес хочет развиться. Если из среднего в крупный бизнес, то нужны правильные инвестиции, чтобы купить качественный продукт, который, например, через два-три года не придется менять из-за того, что не он соответствует меняющимся потребностям бизнеса.

 — Государство тоже поддерживает и активно способствует внедрению в АПК цифровых технологий, в чем его заинтересованность?

 — Чтобы управлять крупной агрокомпанией, нужно оцифровывать бизнес, производственные процессы. Иначе компания не будет эффективной. Менеджеры на местах могут действовать в своих личных интересах, а собственник не узнает, потому что нет необходимых данных, нет контроля. Поэтому собственник, безусловно, в первую очередь заинтересован в появлении подобной цифровой системы, а государство, со своей стороны, заинтересовано в получении системы мониторинга, чтобы собственник не продавал продукцию в обход государственных информационных систем и не получал незадокументированную прибыль. Чем больше компания, тем больше к ней требований со стороны регуляторов.

Также без цифровизации не обойтись, когда компания начинает развивать экспортную деятельность, открывать офисы в других странах. В этом случае наиболее конкурентоспособной будет та компания, чьи процессы максимально оцифрованы и, соответственно, наиболее эффективны за счет глубокой оптимизации затрат.

 — Значит, государство готово субсидировать цифровизацию агрокомпаний, получая взамен возможность следить за процессами внутри предприятий?

— Государство с помощью специализированных ИТ-систем прослеживает грузопотоки и отчисляемые налоги, ветеринарные сертификаты для повышения биологической и пищевой безопасности, маркировку для уменьшения количества производимого контрафакта. Так как объем передаваемых данных большой, крупный бизнес может бесперебойно и эффективно работать только, если у него внедрены базовые ИТ-решения: ERP, APS, MES, WMS, системы управления транспортом TMS. Регулятору нужно понимать, как и из какого сырья конкретный бизнес производит свой объем продукции, чтобы заявленная информация соответствовало фактам. И чтобы с этого объема продукции бизнес отчислял налоги, необходимые сборы, предусмотренные в этом бизнесе.

—  Дроны, автополиты на комбайнах, решения типа Cloud Farm или CropTrack — это тоже цифровизация? Занимается ли подобными разработками компания КРОК? 

Это тоже цифровизация, но в разных отраслях АПК: растениеводстве, переработке, животноводстве.

Что касается конкретно деятельности компании КРОК, то у нас есть как собственные решения и разработки, так и партнерские. Нельзя быть владельцем одновременно всего пакета решений, на это не хватит ресурсов. И мы постоянно расширяем экосистему технологических партнеров. Компания, которая сосредоточена на конкретном решении, например, на автопилотах для сельскохозяйственной техники, либо создании и обслуживании дронов — хороша именно в этом. И мы знаем, у кого и в чем на рынке сильные стороны.

— Грубо говоря, к вам приходит компания, говорит — хотим понимать, сколько колбасы производится в час, сколько ее обрабатывается за смену. А еще хотим, чтобы дроны летали над полями, ездили комбайны на автопилотах. Что вы делаете в этом случае? 

— У нас 18-летняя отраслевая экспертиза, команда специалистов, которая знает, как строятся процессы в АПК, и может собрать комплексное решение, полностью закрывающее потребности агрохолдинга. Заказчики ставят задачу или просто делятся проблемами, которые есть у бизнеса. Мы, со своей стороны, проводим аудит, обследование бизнеса, считаем окупаемость (на сегодня оптимальный срок 3 - 5 лет), возврат инвестиций, экономический эффект, разрабатываем стратегию цифровизации. Команда заказчика в свою очередь предлагает наше ИТ-решение на согласование собственнику, после одобрения планируется бюджет и сроки реализации.

На каждый запрос есть матрица ИТ-решений, которые можно подобрать в зависимости от бюджетов. Он зависит от объема бизнеса. Если земельный банк до 100 тысяч га, там свои более простые программные продукты, если больше, то используются ИТ-решения корпоративного класса. Так как объем получаемых данных отличается на несколько порядков, ИТ-системы корпоративного уровня стоят на порядок выше, и, разумеется, функционала у них больше.

— Какая доля в вашей деятельности приходится на российские разработки?

— Еще до февраля, когда не было планов по импортозамещению, больше 50% применяемых ИТ-решений уже были российского производства. Это, в первую очередь, было связано с тем, что они дешевле западных. 

— Каких технологий не хватает в России? Где нужно импортозамещение?

— В большей степени мы отмечаем нехватку не программного обеспечения, а технологического оборудования. Еще с начала 90-х годов новые собственники бизнеса с помощью приватизации получили активы и до начала 2000-х годов практически не обновляли парк оборудования. Это привело к тому, что конструкторские бюро, заводы, производящие отечественное оборудование, стали закрываться, штат специалистов ввиду отсутствия заказов переквалифицировался, а разработанная документация устарела или была утрачена.

С 2000-х собственники задумались над обновлением основных фондов. В отсутствии отечественных, начали приглашать западные компании для замещения устаревшего оборудования. Тем самым советское наследие практически полностью заместили иностранным.

Но с принятием доктрины продовольственной безопасности, с 2010 года Минпромторг стал стимулировать разработки отечественного оборудования, которое, по факту, экономически эффективнее западного. И сейчас на рынке имеется около 10% необходимого российского оборудования, а 90% нужно либо ускоренными темпами доразрабатывать, либо, чтобы не останавливать крупные инвестиционные проекты, завести зарубежные аналоги из дружественных стран.

— То есть, софт написать сами сможем?

— Софт практически весь есть для базиса (ERP, ECM, SCM, APS, MES, WMS, EAM, TMS). Некоторые системы заменить проще, некоторые - немного сложнее и дольше по времени, тем не менее, это возможно.

— Какие технологии цифровизации АПК вы считаете наиболее перспективными?

— Первое — робототехника. К ней есть повышенный интерес и мы ожидаем в ближайшее время удвоение количества применяемых в АПК роботов. Использование робототехники будет возрастать, потому что есть проблема с кадрами, наличием квалифицированного персонала на производстве, особенно в удаленных регионах. И ценные квалифицированные кадры стоит освободить от рутинной работы. Например, обслуживание промышленного робота сейчас не сложнее, чем пользоваться роботом-пылесосом. В некоторых случаях достаточно просто нажать на кнопку включения робота и процесс с его участием будет полноценно запущен в исполнение.

Второе перспективное направление - это интернет вещей, IoT-технологии. Это подключение датчиков на оборудование и технологические линии, на транспорт для контроля топлива, разгрузок, прохождения маршрутов, для слежения за поголовьем и др. Даже народы Севера в России, занимающиеся оленеводством и владеющие большими стадами, уже применяют IoT-устройства для отслеживания перемещения стада и контроля.

Также IoT-устройства повсеместно будут применяться для создания цифровых профилей оборудования, техники, животных. Цифровой профиль нужен для того, что, чтобы животное или техника были полноценным цифровым активом предприятия.

Например, для крупного рогатого скота есть так называемые датчики-шары. Животное их проглатывает, датчик задерживается в пищеварительной системе на весь цикл жизнедеятельности. Батарейка работает 3 года, потребляет мало энергии и постоянно передает данные о состоянии животных. Имея эти данные, можно контролировать состояние стада, улучшить показатели, если выявлено заболевание или стресс. 

Третье — блокчейн. Эта технология применяется в основном на финансовом рынке, но АПК, наверное, тоже дойдет до глобальной прослеживаемости процессов и полного контроля. 

— Получается, что мейнстрим цифровизации сейчас — создание цифрового фундамента и его дальнейшее развитие. Следующий шаг будет более практичный? 

— Да, когда будет фундамент, то его можно обогащать разными ИТ-сервисами, зачастую создаваемые небольшими командами (стартапами). На следующем этапе конкурентные преимущества компании будут увеличиваться за счет внедрения дополнительных улучшений с помощью специальных программных продуктов, которые будут интегрированы в общую цифровую экосистему предприятия.

Актуальные новости