Личный кабинет

Фарман Кулиев, сооснователь сервиса доставки веганских блюд FastVegan

Фарман Кулиев
сооснователь сервиса доставки веганских блюда FastVegan
Ресторанам веганской еды нужен единый сервис доставки

Фарман Кулиев и Турал Ибадов в 2019 году основали сервис доставки веганских блюда  FastVegan. После трехлетней работы его основатели заговорили о необходимости реформировать всю нишу альтфуда на рынке общепита. В беседе со Sfera.fm предприниматели поделились идеями развития сервисов доставки веганских блюд и показали «кухню» относительного молодого направления в сегменте общественного питания.

— Меню сервиса доставки FastVegan целиком состоит из веганских блюд. В чем суть веганской диеты и чем она отличается от вегетарианской?

— Изначально вегетарианец был тот самый человек, который сейчас называется веган. Отличаются они только тем, что веганы не употребляют ничего животного происхождения, а вегетарианцы могут себе позволить молочку: молоко, яйца, сыр и все, что содержит животные жиры помимо мяса.

— Как повлиял на работу сервиса первый локдаун 2020 года и переход потребителей на удаленку? 

— Пандемия устроила нереальный хардкор на рынке и для нас, в том числе. Осенью прошлого года ощущалось снижение покупательской способности. У нас не товар первой необходимости, это как ни крути, доставка еды. 

Мы тогда выросли в основном потому, что ввели в ассортимент суши. [Веганских] суши не было толком на доставке ни у кого, и это было ключевым нашим преимуществом.

С начала пандемии, как увеличился спрос на онлайн-сервисы, увеличилось и предложение: онлайн-сервисов стало больше. Спрос на онлайн держится до сих пор и увеличивается. Люди больше ценят свое время и становятся рациональнее.

Веганские суши на онлайн-витрине сервиса FastVegan

— Насколько изменился оборот компании в 2021 году? Что происходило с числом заказов от 2020 к 2021 году?

— Оборот FastVegan в 2019 году (в самом начале пандемии коронавируса, — прим. Sfera.fm) составил 2 млн руб., в 2020-м — 23, 2 млн руб., а 2021 году, в конце которого был спад, мы сделали 50 млн руб. После начался второй локдаун в начале ноября, на котором был пик оборота и последующая рецессия.

За все время работы сервиса 18 тысяч клиентов сделали 80 тысяч  заказов, а оборот составил 100 млн рублей. Вместо шести пицц в меню недавно созданного ресторана, сегодня в ассортименте сервиса больше 150 позиций.

— Где FastVegan представлен онлайн? Какая площадка самая эффективная?

Есть на сервисах «Яндекс.Еда», Delivery Club. Думали на другие платформы заходить — «Обед.ру», NaLunch.ru, но видим там маленькую активность от наших потребителей.

Платформы как «Яндекс.Еда», Delivery Club не имеют конкуренции и к ним в любом случае надо приходить, потому что много клиентов из-за условий лояльности. В соцсетях мы тоже есть — во ВКонтакте, Инстаграме (принадлежат признанной экстремистской и запрещенной в РФ компании Meta, — прим. Sfera.fm) и Телеграме.

Самая эффективная площадка — мобильное приложение. Большинство заказов делают в именно в нем.

мобильное приложение для заказа веганских продуктов

Скриншоты приложения для заказа веганских блюд Fast Vegan

— Означает ли, что раз веганских ресторанов меньше на рынке, конкуренция не такая интенсивная, как среди традиционных ресторанов?

— Не сказал бы. Сейчас конкуренция только возрастает: она увеличилась в несколько раз с того времени, как мы начали свою деятельность. 

Турал: Конкуренция — это там, где мясо. А у нас пока еще ничего нет, мы все вместе занимаемся развитием рынка. То есть они со своим охватом помогают вербовать людей, мы со своим охватом.

— Почему выбрали для своего сервиса модель dark kitchen и как она работает?

— Во-первых, концепция онлайна является неотъемлемой частью будущего, потому что нас все больше и больше становится, у нас все меньше и меньше времени. И как бы не парадоксально звучало, у нас не будет возможности в дальнейшем столько уделять времени посиделкам в кафе, ресторанах, сколько мы уделяем сейчас. 

Наша концепция dark kitchen («темная кухня») трансформируется в cloud kitchen («облачная кухня»), — это что-то вроде Delivery Club, только со своим производством.

Многие заведения, где предусмотрена посадка, не акцентируют внимание на доставку. Потому что доставка — это отдельный бизнес, отдельная история. Экономика по-другому работает. А мы, благодаря новой платформе CyberKitchen, возьмем на себя  аутсорсинг доставки еды под ключ: от приема заказа и приготовления блюд — до доставки еды конечному потребителю.

— Сами себе Delivery Club станете?

— Сами себе и другим ребятам.

Турал: И тут мы вспомним про конкуренцию (cмеется).

— Как осуществить работу модели dark kitchen?

— В первую очередь нужно сопроводить процесс технологически — создать многофункциональное приложение-сайт, к которому сможет присоединиться любой предприниматель со своим брендом, и сможет зайти любой потребитель, чтобы выбрать то, что он хочет.

Также мы намерены организовать на своей платформе онлайн-маркет продуктов и товаров из растительных компонентов. Заказывать их можно будет либо в виде дополнительной опции к блюдам, либо формировать заказ отдельно.

— Какое сырье нужно для производства веганского питания, и где его закупаете для сервиса доставки?

— Сырье все местное. У нас поставщики тоже традиционные по большинству позиций, ничего сверхъестественного. Есть специфичные — а-ля веганский сыр, там определенный производитель, мало дистрибьюторов с ним работают. Мы с ними напрямую [сотрудничаем].

Колбасы, фарш, котлеты, все что растительное — мы в основном напрямую работаем. Есть несколько дистрибьюторов, но пока что нет ничего универсального. Мы как раз хотим стать этим универсальным посредником, а потом и производителем.

— Как обстоят дела с российским производством соевого белка? Или используете импортный?

— Сою мы в небольшом количестве используем. Это в основном тофу и соевый фарш по сути. Зарубежный продукт мы бы и не стали использовать, потому что он очень дорого стоит. Зачем приобретать что-то из-за границы, если есть много аналогов местных производителей, да еще и конкурентоспособных.

Все ведь завязано на валюте: главную роль в ценообразовании блюд во всех ресторанах сегмента HoReCa играет себестоимость продуктов. И все то, что «заморское», стоит, как правило, дорого, если речь идет о качестве. Следовательно, этот продукт делает цену блюда высокой.

— Какой растительный белок оптимален для вас как для производителей веганских блюд?

— Наверное, предпочтительнее всего будет гороховый. Потому что он для меня привычный, я с детства люблю нут. Соя для меня относительно новый продукт и я не до конца извлек из нее пользу, наверное. Потому что вижу насколько она универсальная, сколько всего из нее много всего можно сделать, но пока не использовал весь потенциал.

Кстати, в Европе сократили, если не ошибаюсь, до одного процента содержание сои в продуктах. Ее стараются компенсировать растительными белками других всяких зерновых.

— Возникли сложности с поставками сырья после 24 февраля?

— В большинстве своем поставщики начали работать по предоплате, к сожалению, что всколыхнуло экономику. Мы, как стартап, не имели запасов прочности, финансовой подушки, и развивались своими силами.

До этого готовились к выходу на международный рынок. Собирались начать с Европы, где большое количество потребителей, предпочитающих растительное питание.

Наши планы кардинально изменились: поменяли вектор в сторону Азии, начиная с Индии, где огромное количество вегетарианцев, около 500 млн человек, а затем и в Китай. По нашим данным, в Китае проживает целых 50 млн потребителей растительного питания.

Беседовала Мария Куприянова

Новости

Читайте также

Информационное партнёрство

inter-food.su