Личный кабинет

Ольга Афанасьева, исполнительный директор ООО «Протеин кормбиотех исследования»

Ольга Афанасьева
исполнительный директор ООО «Протеин кормбиотех исследования»
Перспективы дрожжевого белка для кормовой отрасли безграничны

О технологиях создания дрожжевого белка, а также возможностях и перспективах его применения в качестве корма для животных, рассказывает Ольга Афанасьева, исполнительный директор ООО «Протеин кормбиотех исследования» — компании, которая занимается созданием высокопротеиновых концентратов методом микробиологического синтеза при стерильной ферментации.

Уникальность дрожжевого белка именно как белка в том, что он или его составляющие применимы везде, начиная от кормов и заканчивая фармой. Это самая лучшая инвестиция: на одном производстве можно выпускать широчайший спектр продуктов. Высокопротеиновый белковый концентрат, в котором сырой протеин доходит до 65%, а набор витаминов и активных компонентов улучшает процессы роста, иммунной защиты, улучшения перевариваемости всего комплекса белка в корме, вне зависимости от того, растительной он или животный.

Дрожжи являются сырьем для производства пищевого белка, производства дрожжевых экстрактов, которые используются для структурирования продуктов или придания им определенных вкусов; про- и пребиотиков, иммуномодуляторов и для людей, и для животных. Отдельно стоят дрожжи, которые продуцируют уникальные вещества (например, каротиноиды – астаксантин и бета-каротин; различные ферменты, аминокислоты, витамины, органические кислоты и т. д.).

Некоторые штаммы дрожжей обладают сильнейшими киллер-токсиновыми (биоконтрольными) свойствами, их применяют как БАДы для нейтрализации микотоксинов в корма животным, чтобы минимизировать  микотоксины в ЖКТ животного, а также обрабатывают сами корма, продукты, упаковку и так далее.

Для кормов дрожжевая биомасса хороша несколькими компонентами и свойствами: имея в своем составе до 70% низко- и среднемолекулярных белков, она способствует перевариванию всего комплекса белков в корме. Проводимые эксперименты это подтвердили. Эффект виден в аквакультурных кормах: корм с рыбной мукой в смеси с дрожжами дает лучшие приросты и привесы, чем чистая рыбная мука. Мы проводили эксперименты в РФ и Израиле, можно найти много зарубежных публикаций на данную тему.

Мы создавали технологии, которые экономически целесообразны и для инвестирования, и для конечного потребителя. Например, мы создали пробиотик для КРС, который идеально подходит для функционирования рубца, в том числе и в состоянии ацидоза. Использование данного продукта для КРС дает возврат инвестиций в 100% уже в первый месяц. После трех месяцев ROI составляет от 3 до 5, это будет зависеть от многих факторов самого хозяйства, начиная от породы и заканчивая системой кормления. Не работает он только в хозяйствах, чей средний надой начинается от 43 л. Вслед за ним мы сделали и продукт для яйценоской птицы (на старой птице прирост по яйцу – до 5%, на молодой – до 6,5%).

Сейчас выпускаем на рынок пробиотик для нейтрализации антипитательных факторов сои. Изначально продукт делали для возможности вносить в корма форели до 20% соевого шрота, но оказалось, что он прекрасно работает и в рационах бройлеров, параллельно давая возможность заменить и кормовые антибиотики.

Наша гордость – это проект с крупнейшей мировой компанией в индустриализации аквакультуры из Израиля AquaMaof в рамках межправительственного соглашения по промышленным НИОКР Россия – Государство Израиль, который в РФ финансируется Фондом инфраструктурных и образовательных программ (ФИОП) РОСНАНО. Мы получили грант на доработку технологии производства дрожжевого белка с астаксантином. Наша сторона делала следующий уровень масштабирования по имеющейся уже технологии в лабораторном варианте, AquaMaof проводила кормовые испытания в своем исследовательском центре в Израиле на креветке.

После двух лет работы появились новые перспективы использования данного продукта не только в аквакультуре. Оказалось, что астаксантин, произведенный методом микробиологического синтеза, – очень перспективный компонент кормов для племенных поголовий: улучшает качество репродукции, дает более жизнестойкие выводки, снижает количество выбраковки. Закончены эксперименты полного цикла на форели и креветке, на племенных поголовьях птицы и быках-осеменителях мы в середине процесса, но исследования наших зарубежных коллег в кормовой отрасли подтверждают огромный потенциал данного направления. Кстати, астаксантин является сильнейшим антиоксидантом, активно используется в БАДах и в омолаживающей косметологии, а также для лечения бесплодия у мужчин.

Начинался же проект просто с дрожжевого кормового белка. И несмотря на то, что наша технология позволяет получать дрожжевой белок с сырым протеином 60% и более, с большим количеством выхода биомассы на единицу ферментационного объема за единицу времени благодаря know-how в оборудовании с повышенной аэрацией, а у конкурентов предельный показатель 45% СП и биомассы меньше процентов на 30, инвесторов на территории РФ мы не нашли, поэтому трансформировались в производство низкотоннажной высокомаржинальной продукции. Иностранные же инвесторы не хотят финансировать длительные высокотехнологичные проекты в РФ в сфере кормового биотеха и требуют переезда технологии в свои юрисдикции.

Перспективы дрожжевого белка для кормовой отрасли безграничны, учитывая возможности делать из него не только продукты последующих переделов после каждого уровня технологической обработки (дрожжевой белок — автолизат, ферментолизат, разделение на дрожжевой экстракт и клеточные стенки; выделение целевых продуктов, например незаменимых аминокислот и бета-глюканов из биомассы и т. д.), но и расширение в плоскости. Например, можно добавить в питательную среду для выращивания дрожжей селен, и получатся дрожжи с органическим селеном, усвояемость которого в разы выше, чем у стандартных селеновых продуктов, и т. д.

Перспектив у РФ на мировом рынке в ближайшие 10 лет нет. Цикл строительства завода по дрожжевому белку от трех до пяти лет, бюджет — от 5 до 7 млрд. Такой завод сможет производить 25–30 тыс. т высококачественного белка. При дефиците в миллионы тонн это не размер рынка. Инвесторов же, разбирающихся в данном бизнесе и желающих предложить цивилизованные условия для владельцев технологии, в РФ нет.

У компании две собственные лаборатории, два контрактных производства, и с ноября 2021 года начинается введение в эксплуатацию собственного производства. 90% производства будет загружено под пробиотики для КРС и птицы, в том числе на экспорт в Индию и Израиль, в которых уже проведены все исследования и согласования с надзорными органами. 10% – дрожжевой белок с астаксантином в виде сырья для производства БАДов для людей и создания эксклюзивной линейки кормов для племенных поголовий.

Компания сейчас расширяет свои интересы на кормовом рынке в виде разработки рецептур кормов на основе своих компонентов. В следующем году будет запущена технология по производству дрожжевого белка с бета-каротином – единственная в мире с таким показателем выхода бета-каротина в продукте. Она позволяет в кормах для птицы заменить 50% витамина А, иммуномодуляторы, пигменты и часть белка одним продуктом.

Все наши штаммы входят в европейский реестр разрешенных кормовых и пищевых добавок, и для упрощения выхода наших продуктов на европейские рынки нами была куплена специализированная компания в Швейцарии.

Комментарии представителей отрасли о том, решат ли инновации проблему дефицита кормового белка, читайте в материале: «Кормовой белок: возможности, новинки, перспективы».

Новости

Информационное партнёрство