Личный кабинет

Александр Гришков, вице-президент по устойчивому развитию PepsiCo в России и СНГ

Александр Гришков
вице-президент по устойчивому развитию PepsiCo в России и СНГ
Углеродный след от бутылки молока в четыре раза больше, чем от бутылки Pepsi

О том, как компания PepsiCo реализует стратегию устойчивого развития, какие кроме солнца и ветра есть альтернативные источники энергии, как сделать так, чтобы отрасли производства продуктов питания было выгодно соблюдать экологические принципы и что делать небольшим производителям, которые хотят стать более экологичными, рассказывает Александр Гришков, вице-президент по устойчивому развитию PepsiCo в России и СНГ.

Обращаем внимание, что данный разговор состоялся до 24 февраля 2022 года.

Почему за последнее время так много производителей пищевых продуктов презентовали свои программы по устойчивому развитию?

Крупные и международные компании, такие как PepsiCo, занимаются вопросами устойчивого развития не первый год. Помимо этого мы видим четкие внешние тренды: тема экологии становится все более значимой в повестке государств, где работает наша компания, растет профессиональный интерес. И даже есть интерес со стороны потребителя, который мы видим благодаря обратной связи. 

Помимо этого, когда все вокруг объявляют свои программы по устойчивому развитию, то никто не хочет оставаться в стороне. 

Мы представили новую стратегию в середине прошлого года, в сентябре вышли с ней в информационное пространство. Новую стратегию мы назвали  Pepsico Positive  (сокращенное pep+, подробнее о программе  можно почитать здесь — прим. Sfera.fm). Она комплексная, емкая и главное — затрагивают все внутренние процессы компании и определяет как их нужно поменять, чтобы бизнес стал более устойчивым. 

Нет ли ощущения, что экологическая повестка у россиян находятся далеко не на первом месте? Возможно, в западных странах она действительно актуальна, но находит ли она широкий отклик в России?

Я бы немного лукавил, если бы сказал, что это не так. Даже в компании [PepsiCo] нет монолитной точки зрения по этому поводу и можно услышать немного разные мнения. В целом в России существует дистанция между интересом к экологии и действиями, которые люди готовы предпринять, чтобы, например, вернуть пластиковую бутылку в пункт раздельного сбора. По данным различных исследований и нашим внутренним представлениям, в России это дистанция выше, чем в некоторых западных странах. Тем не менее, мы видим, что в этой области сейчас происходят большие изменения.

Помимо этого, Россия —  многофакторная история как с точки зрения географии, так и с точки зрения демографического состава. Мы видим большой интерес к экологическим проблемам со стороны поколения Z и Y (обычно социологи под поколением Z подразумевают людей, родившихся с 2000 по 2020 года, а Y — с 1980 по 2000. Также эти поколения обозначают терминами «зумеры» и «миллениалы» соответственно, — прим. Sfera.fm). И для жителей городов эта тема актуальнее, чем жителей деревень. Урбанизация идет активно, для людей становятся важными проблемы сбора мусора и наличия фабрик в черте или вблизи городов. На эти истории они реагируют, пусть даже не всегда осознанно.

Поэтому я вижу, что интерес существует, и он растет. Люди становятся образование, начинают в своих семья активно продвигать идеи раздельного сбора мусора и экономии электроэнергии. Все это набирает обороты.

Кроме того, интерес к экологической повестке проявляют крупные ретейлеры — X5 Group (управляет сетями «Пятерочка», «Перекресток», «Карусель», — прим. Sfera.fm) и «Магнит». Они готовы запускать программы, которые продвигают идеи устойчивого развития, объяснять какой тот или иной продукт оставляет углеродный след, что делать для того, чтобы пластик попадал на полигон. Такие программы будут иметь масштабный эффект по количеству соприкосновений с покупателями. И мы в том числе видим свою роль в том, чтобы доносить до потребителя какие-то совершенно конкретные вещи.

Можете назвать проблемы, которые компания PepsiCo считает характерными для России в сфере экологии и устойчивого развития? 

На эту тему можно долго рассуждать, но я обращу внимание на три основные вещи. Первое — это применение довольно устаревших методов ведения сельского хозяйства. Как в колхозах. Это история не то, чтобы эксклюзивна для России, она актуально для многих. Просто, для нашей страны это особенно важно, потому что у нас много сельскохозяйственных земель. Нам важно научиться восстановительному земледелию, сохранить урожайность, но использовать для его получения как можно меньше натуральных ресурсов. Вести севооборот, минимизировать эрозию почвы и так далее.

Второй момент — расширенная ответственность производителей и все, что связано с реформой упаковочных отходов.  Сейчас на эту тему идет не совсем идеальный диалог государства и бизнеса, хотя мы могли бы взаимодействовать гораздо более эффективно по этому вопросу. Но тем не менее факт остается фактом: в России все еще более 90% отходов поступает на полигон, а государство хочет к 2024 году сократить эту цифру до 50%. Но просто так это не произойдет, даже если ввести максимально высокий налог.

Третья большая история — это переход на возобновляемые источники энергии. Мы активно участвовали в COP26 (климатическая конференция ООН по изменению климата, которая проходила в ноябре 2021 года в Глазго. Ее делегаты договорились о необходимости оказания поддержки перехода на возобновляемые источники энергии, — прим. Sfera.fm), есть позиция, есть направление. Но тем не менее переход на такие источники где-то как-то идет вразрез с нашей экономикой, основанной на углеводороде. Поэтому для России такой переход будет уникальной историей, однако эту стадию нам все равно придется пройти.

А какие возобновляемые источники энергии можно использовать в России? Вот в Петербурге, например, с солнечным светом большие проблемы.

В Петербурге есть ветер. А солнце есть на юге страны: на два предприятия PepsiCo в Ростовской области и Краснодарском крае мы уже сейчас ставим солнечные панели.

На самом деле очень часто, когда говорят о возобновляемых источниках энергии, то в первую очередь вспоминают ветряки и солнечные панели. Но не забывайте, что гидроэнергетика тоже относится к возобновляемым источникам. Можно еще перерабатывать органические отходы в биотопливо и использовать его вместо природного  газа. Вместо мазута потенциально можно использовать получаемые из древесных отходов пеллеты — их применение потенциально поможет снизить углеродный след.

Я не говорю об инновационных вещах, типа водородной энергетике. Здесь много нюансов, но в долгосрочной перспективе водород тоже может стать одним из источников возобновляемой энергии.

А что сейчас не так с расширенной ответственностью производителей? Какая позиция компании PepsiCo по этому вопросу?

Фундаментальных расхождений на ценностном уровне у бизнеса и государства нет. Мы все преследуем одну цель: сократить количество отходов, которое поступает на полигон, и обеспечить вторичную переработку упаковке. Но дьявол в деталях. PepsiCo считает, что есть значительное количество стран, у которых можно взять лучшие практики расширенной ответственности производителя.  Это скандинавские страны, Бельгия, Германия и даже США, хотя там не все гладко, и ситуация от штата к штату может отличаться. Идеальной системы применения концепции расширенной ответственности производителей нет нигде, но есть достаточно продвинутые схемы.

Мы предлагаем использовать опыт других рынков и понимать, чего хотим добиться в конце. Например, сейчас идет большая дискуссия относительно генерации энергии путем сжигания отходов. Она имеет место быть, но на наш взгляд такой подход хуже, чем экономика замкнутого цикла, то есть когда упаковка после использования снова перерабатывается в упаковку.

И [есть расхождения] с точки зрения, как [будет осуществляться утилизация с организационной точки зрения]. Есть, например, мнение, что если достаточно сильно обременить производителей финансово и создать структуру, которая будет эти деньги использовать для создания системы утилизации отходов, то это априори даст эффект. Однако мы считаем, что ответственные компании должны в значительной части брать  это дело в свои руки и предлагать государству определенные решения.

Так, PepsiCo совместно с другими крупными производителями — Coca-Cola, Danone, Nestle и др.— создали ассоциацию «РусПРО». С 2021 года она в том числе занимается  развитием инфраструктурных проектов — напрямую инвестирует в мощности по сбору упаковки. Начинаем с малого, потому что регулирование еще не очень понятно, но планируем эту деятельность наращивать. И, конечно, работа такой ассоциации позволит нам убедиться и в том, что средства расходуются эффективно и целевым образом идут на утилизацию той упаковки, с которой участники объединения действительно имеют дело.

То есть позиция PepsiCo по поводу расширенной ответственности производителей сводится к тому, что по этому вопросу надо однозначно сотрудничать с государством и вести диалог. Но с правильным целеполаганием,и не сводя это к сугубо фискальной функции.

Кстати, Сильвиу Попович (главный исполнительный директор PepsiCo в Европе, — прим. Sfera.fm) в прошлом году на Петербургском международном экономическом форуме говорил, что PepsiCo готова изучить внедрение депозитно-возвратной системы обращения упаковки, которая подразумевает установку так называемых фандоматов в розничных магазинах.  Это позволит достаточно эффективно собирать некоторые виды упаковки: ПЭТ-бутылки, алюминиевые банки и так далее.

А у меня возле дома в Петербурге недавно убрали контейнер для сбора ПЭТ.

«РусПРО» сейчас активно работает в Питере совместно с крупным местным оператором НЭО, в том числе и по установке пунктов раздельного сбора.

Помогает ли вам политика, направленная на устойчивое развитие, продавать продукцию?

Этот вопрос немного пересекается с вопросом про актуальность экологической повестки в России. Безусловно, интерес растет. В значительной степени помогает история, которая стоит за брендом, и то, как он представлен в ретейле. Если, допустим, в магазине есть угол с экологическими продуктами и потребители будут знать, что твой бренд использует в упаковке только вторичный ПЭТ и это входит в ДНК бренда, то мы считаем, что это будет стимулировать спрос.

И возвращаясь к заданному ранее вопросу, добавлю, что новое поколение, урбанизация, образование, проникновение соц. сетей, где ничего невозможно скрыть, продвижение — все это даст свой результат.

Да, у меня тоже есть гипотеза, что когда зуммеры еще немного подрастут, то все — неэкологичные компании держитесь. 

Это возможно. Посмотрим. И потом, мы же как родители знаем, насколько часто мнение детей влияет на родителей. Иногда твой ребенок, подросток, говорит тебе, что не будет это есть или пить, и объясняет почему.

В прошлом году в Германии крупный производитель мясных изделий анонсировал создание подразделения, которое займется выпуском растительного мяса. Глава компании сказал, что делает это в том числе потому, что его дети не едят мясо, так как им жалко животных.

Жалко животных — это только один аспект. Еще отмечу, что углеродный след от единицы проданной говядины в восемь раз больше, чем от молока. А углеродный след от бутылки молока в четыре раза больше, чем от бутылки Pepsi. 

Посмотрите, Carrefour (крупная розничная сеть со штаб-квартирой во Франции, — прим. Sfera.fm) объявил о планах сократить к 2030 году углеродный след на 40 мегатонн. Чтобы добиться этого, ретейлер в том числе будет менять портфель полки: в компании открыто говорят, что будут аккуратнее относиться к продажам мяса и молока и тестировать растительные аналоги.

А линейка продуктов PepsiCo изменится?

Уже меняется. Тут две истории. Если мы говорим о климатической повестке, то на нее влияет как портфельный микс, так и в целом цепь поставок. PepsiCo дала достаточно агрессивное обязательство: достичь углеродной нейтральности к 2040 году, на 10 лет раньше, чем подразумевает Парижское соглашение. Знаю ли я досконально, как мы это сделаем? Нет. Но направление мы представляем и начинаем работу: убираем углеродный след из цепи поставок, убираем невозвратный и неперерабатываемый пластик и так далее.

Вторая история — портфельная. Например, мы сейчас достаточно активно продвигаем повестку низкокалорийных напитков и снижаем количество сахара в рецептуре. Это наши добровольные обязательства: сокращать сахар и калории в продуктах. Делаем этого вне контекста возможного введения налога на сахар, о котором поговаривают в России и Казахстане. Еще добавлю, что сахар как ингредиент очень углеродно интенсивен. 

Вряд ли мы будем называть наши [газированные] напитки здоровым питанием. Но благодаря им ты получишь удовольствие, хорошее настроение, определенную социализацию и так далее. При этом они станут полезнее и кроме того потребитель будет понимать, что их производство оставило низкий углеродный след.

Вместе с линейкой продуктов меняются и наши бизнес-модели. Например, несколько лет назад PepsiCo приобрела бизнес SodaSteam (производитель сифонов, с помощью которых можно делать газированные напитки дома, — прим. Sfera.fm). Их сифоны — это фактически Nespresso в мире газировки и с их помощью можно доставлять продукт потребителю, минуя упаковку. До России эти аппараты пока не дошли, но мы работаем в этом направлении.

Стоит ли ждать изменений в подаче информации на упаковке продукта?

Вслед за Европой мы будем идти в направлении большей прозрачности. Сегодня мы читаем этикетку и понимаем из чего состоит продукт, примерные пропорции ингредиентов. На упаковке также появляются маркировки, которые позволяет понять, что, например, при создании продукта не пострадали амазонские леса.

Но сейчас потребители не знают, какой углеродный след оставляет пачку Lay’s или бутылка Pepsi. Но уверен, что через несколько лет мы будем иметь экологическую маркировку, которая позволит покупателям ориентироваться и сравнивать продукты между собой и по этому показателю. Когда это  произойдет, то вы удивитесь насколько продукты PepsiCo хороши с точки зрения углеродного следа. Даже по сравнению с тем, что мы привыкли считать здоровым питанием.

А есть ли у PepsiСo интерес к растительным белкам и созданию на их основе аналогов молочных продуктов?

Интерес есть. Как и любая молочная компания с масштабным бизнесом, мы смотрим и в эту сторону тоже. Но тут надо смотреть на настроения потребителей, потому что этот тренд еще не столь силен, и объемы этого рынка пока не сопоставимы с традиционной молочкой.

Скажутся ли экологические инициативы крупных производителей на конечной стоимости продуктов питания?

Надо сразу сказать, что не все инициативы по устойчивому развитию ведут к удорожанию конечной продукции. Мы должны всегда помнить о том, что когда  смотришь системно на свой бизнес с точки зрения устойчивого развития, то первое на что обращаешь внимание — оптимальное использование ресурсов. Можно ли уменьшить вес тары, чтобы сократить использование углеводородного сырья и уменьшить углеродный след?

Это же касается электричества. У нас есть программа resource conservation для производственных площадок, которая за последние пять лет помогла повысить их энергоэффективность примерно 10%, а в некоторых случаях и выше. Это хорошая экономия с учетом, что только в России у PepsiCo работает более 20 фабрик.

Не сложно помножить дважды два и понять, что чем меньше тратишь электричества и сырья на упаковку, тем больше экономишь денег. Надо откровенно говорить, что устойчивое развитие не всегда только косты.

Второй момент подразумевает системные изменения. Инфраструктура для реализации расширенной ответственности производителей не появится по  мановению волшебной палочки — в нее нужно инвестировать деньги. Это я называю транзитным финансированием, но которое в итоге поможет оптимизации издержек. Почему сейчас практически любые альтернативные источники электроэнергии будут стоит дороже, чем природный газ? Потому что нет масштаба, нет инфраструктуры. Легче пользоваться обычным автомобилем, чем электрокаром, потому что для них есть всего 80 розеток в Питере и 120 в Москве.

Этот этап транзитного финансирование надо пройти совместно. Например, распределение затрат на создание депозитарно-возвратной системы должно быть сбалансированным: частично ее оплатят потребители, частично — производители, ретейл и государство. Это будет эффективнее, чем перекладывать все на плечи только производителя или только потребителя.

Кроме того, нам как производителям важно понимать, что средства на эти инфраструктурные вложения расходуются эффективно и в те области, в которые реально надо инвестировать. Поэтому могут возникнуть сложности, если этим будет заниматься государственная монополия.

PepsiCo в России при выборе партнеров, поставщиков, обращает внимание на то, что они делают в плане устойчивого развития?

Не только в России. Закупочное подразделение компании является глобальной организацией и оно внедряет практики прозрачности и экологичности закупок.

Также в PepsiCo есть программа sustainable farming (можно перевести как «устойчивое фермерство», — прим. Sfera.fm), ориентированная на сельское хозяйство. В ней есть социальный компонент, который учитывает, насколько адекватно оплачивается труд сотрудников сельхозпредприятий. А также экономический: мы смотрим на то, чтобы российские фермеры не стремились просто «выдоить» землю в один конкретный год, а потом бросить ее.

В России у нас очень большая программа по выращиванию картофеля для Frito Lay, снекового подразделения PepsiCo. Мы создали систему производства картофеля и вместе с нами выросла целая плеяда фермеров, которые работали при методологической и финансовой поддержке PepsiCo. Я в свое время руководил этой программой: мы закупали поливочное оборудование, оборудование для складов и так далее. Программа включала, безусловно, и экологический компонент. Например, мы вводили диджитал-инструментарий, в том числе программу CropTrack, которая помогает очень точно определить сколько полю нужно воды, а не поливать его пока не закончится вся вода. И, кстати, российские производители картофеля, которые в этой программе участвуют, дают позитивные отзывы относительно экономии ресурсов — не только воды, которую многие воспринимают как сплатный актив, но и удобрений.

О том, как выращивают картофель для чипсов Lay’s, читайте в материале «Производство картофеля Lay’s в вопросах и ответах».

Также в PepsiCo есть образовательная программа для производителей сырого молока, которая будет расширяться — сейчас, в частности, работаем над стандартами по благополучию животных: какие должны быть критерии содержания скота, что можно делать с коровой, что нельзя. Как это не парадоксально звучит, у животных есть пять свобод, которые фермер должен животному обеспечить. Их внедрение потребует достаточно существенных изменений [в работе ферм].

Хочу еще отметить — и это относится к вопросу финансирования в том числе — что очень важно, чтобы новые требования и индустриальные правила были коллективными, а не индивидуальными. Если только одна PepsiCo идет к молочным фермерам и пытается инвестировать в изменения, то это будет нереальная и неподъемная история. Если этим занимаются PepsiCo и другие крупные компании — это другое дело. Потому что будет большая работа по унификации требований, правил и так далее.

PepsiCo строит завод в Новосибирске по производству снеков, в том числе чипсов Lay’s. Скорее всего, вам потребуется больше картофеля. Каким требованиям должен соответствовать фермер, чтобы стать вашим контрактным производителем?

Безусловно, мы выдвигаем определенные базовые требования и если фермеры хотят им соответствовать, то должны быть готовы инвестировать. Люди должны продемонстрировать какую-то практику: может они уже выращивали несколько лет столовый картофель, у них есть инвестиционная программа, наличие хранилища, оборудования, работа с персоналом на основе принципов устойчивого развития. Это очень важно и PepsiCo на такие вещи смотрит.

По Новосибирску ситуация другая, так как там завод новый. Мы сейчас наращиваем там базу [контрактных производителей], будем в большей степени поддерживать их. В регионе еще не все партнеры придерживаются принципов устойчивого фермерства, но мы подтянем хозяйства до этих принципов в течение 3–5 лет. И в этом как раз и есть роль PepsiCo: помочь индустрии выйти на новый качественный уровень.

Вот приходит к вам фермер и говорит: хочу выращивать картофель для PepsiCo. Что происходит дальше? Какую поддержку он может получить от компании?

Не хочу, чтобы создалось впечатление, что любой может выйти из деревенского дома и сказать — иду выращивать картофель для PepsiCo. Мы будем смотреть экономику потенциальных контрактных производителей, готовность инвестировать, наличие заемные деньги — будет мультикомплексный анализ. И конечно, компании будет поддерживать партнеров, в том числе давать семена для чипсового картофеля.

Какие фермерские подходы были допустимы для выращивания картофеля 10 лет назад, а сейчас нет?

Например, севооборот. Это один из ключевых моментов, от которого зависит и биоразнообразие, и истощение почвы. У нас раньше были партнеры, которые в силу своего экономического развития выращивали картофель на одном поле каждый второй или каждый первый год. Это абсолютно истощающая почву практика. Сейчас процент таких партнеров стремится к нулю.

Разговоры об устойчивом развитии идут рука об руку с разговорами об инновационных технологиях. Можете назвать технологические разработки, которые в PepsiCo считают наиболее интересными и перспективными?

Уже упоминал SodaStream как инновационное решение, позволяющее доносить до покупателя продукт, минуя упаковку. В целом мы активно смотрим на технологии декарбонизации. Например, на некоторых европейских заводах мы электрифицируем те элементы производства, которые были раньше на природном газе. И используем для этого системы, которые аккумулируют энергию, полученную из возобновляемых источников — ветряков и других.

Сейчас активно изучаем стартапы, которые создают системы прослеживаемости для определения углеродного следа продукции. Смотрим на биопластик, произведенный либо без использования углеводорода, либо на основе растительного сырья.

В нашем фокусе находятся многие научные исследования, я перечислил основные. Мои коллеги еще смотрят на такие разработки, как пищевые добавки для молочного скота, которые могут способствовать меньшему выделению метана, не нарушая благополучия животных.

Что могут делать региональные производители продуктов питания, небольшие компании, у которых нет ресурсов PepsiCo, чтобы следовать принципам устойчивого развития?

Первое — начать смотреть на свой бизнес с точки зрения устойчивого развития. Может не сразу бросаться переводить тракторы на водород,  но может ограничиваться тремя прогонами трактора по полю, а не пятью. И благодаря этому еще и сэкономить на солярке.

Второе — интересоваться и желательно учиться. Не хочу забегать вперед, но мы точно будем для наших поставщиков активно продвигать образовательные программы, фокусно нацеленные на устойчивой развитие.

Третье. Со временем мотивационные стратегии для персонала привязывать к показателям экономии ресурсов. Тогда мы увидим значительные изменения. 

Кроме того, более крупным наших партнеров будем призывать и стимулировать присоединиться к Science Based Targets Initiative — это международная инициатива, которая позволяет по научному подходить к декарбонизации, устанавливать для каждой конкретной компании адекватные для нее цели по снижению воздействия на экологию. 

Новости

Информационное партнёрство